Online Cash Advance Online Cash Advance

Oct 3 2011

Октябрята убивали октябрят

Захватывающе интересно читать о событиях, к которым ты имел какое-то отношение, в изложении профессиональных историков и аналитиков. Замечательные люди — прозорливые, сведущие, все отлично понимающие. Все-то они законы знают, обо всех приказах в курсе, кто в чем виноват — разбираются великолепно. Картина происшедшего стройная и непротиворечивая, точки над ё расставлены безоговорочно. Правда как-то так получается, что из одних и тех же событий у разных специалистов вырисовывается совершенно разная картина — но это не страшно, главное читать тех, кто на твой вкус звучит наиболее убедительно.

Так вот и сейчас — очередная годовщина кровавого ельцинского октября, контрольный выстрел в голову коматозной страны. Специалисты не дремлют — рассказывают, переживают, все объясняют нам, неразумным. Оказывается — это мы, быдлятина тупая, тогда сплоховали и не погибли геройски за родину, отчего она стухла. Это нам не хватило просветленности экспертов, чтобы четко оценить обстановку, сплотиться, организоваться, и беспощадно разгромить исчадие ада на взлете, не дать ему погубить наше светлое будущее. А мы вместо этого водку жрали и в телевизор смотрели, олухи.

Ну, наверное, так все и было — экспертам виднее. А вот у меня остались в памяти какие-то свои глупенькие и ограниченные зарисовки, и я хотел бы ими поделиться — просто так, чтобы не забылось.

Так, чисто для затравки — никаких особенных оснований подозревать, что грядет рубежное свершение, у народонаселения не было. По телевизору показывали, а промеж себя рассказывали одно и то же — кого-то убили, кого-то ограбили, цены растут, деньги обесцениваются, сбережения пропали в никуда, промышленность разрушается, медицина и без того паршивая — а тут совсем говно стала. В магазинах продают отраву, улицы засраны, телевизор изрыгает из себя черт-те что, и даже жванецкий уже не тот — шутки совсем не смешные.

Но при этом, конечно, каждый твердо знал — раньше было хуже! Сами ведь в то время жили, вот и по телевизору говорят — было ужас как. Нищета, голод, все по талонам, работы нет, все вокруг серое. А теперь — новые русские. Мочат друг-друга в каждом придорожном лесочке, пальцы кидают, паяльники в жопу вставляют, золотые цепи носят, на мерседесах ездят. Мои бывшие однокласники мечтали быть рэкетирами, рассуждали о таинственных «понятиях» и с презрением смотрели на быдло, которое надо стричь.

Ну и все в таком духе. Вот труп лежит неубранный — упал человек возле троллейбусной остановки в шесть вечера, к десяти подъехала скорая, «доктора» покурили возле мертвого, да так и уехали через полчасика. А покойничка забрали потом, где-то после полуночи уже, просто какие-то люди на рафике. Все на виду, возле станции метро «Сокол», Ленинградский проспект.

Вот автобус «пазик» горит — никто не тушит, потом пожарка лениво заливает каркас. А вот тетку трамваем зарезало — толпа собралась, стоит и смотрит, как трамвай на домкрате приподнимают и тетку выковыривают. Говорят — голову ровно напополам колесом, но рассмотреть никак — большая толпа, человек тридцать, стоят плотно. Остальным не видно, а хочется.

В новостях что-то про парламент говорят — мол Руцкой и Хасбулатов, известные пидорасы, что-то с кем-то делят. Анпилов тоже что-то говорит. Жириновского не слышно, а интересно — что скажет? Сигареты дорожают, и набивают в них совершеннейшее говно — палки как из веника, тлеют и воняют. В колбасе «салями-столичная» здоровенные дырки, заполненные по краям слизью, а сама колбаса пересушенная и дорогущая. Хлеб, правда, по-прежнему классный и недорого. Работы нет, а что есть — дрянь, и зарплаты идиотские. И так день за днем.

Постепенно новости из парламента учащаются — пиджаки в нем что-то прям как будто серьезное мутят, вроде как даже против Ельцина — га-га-га, это его придворная бандитская кодла, с которой он все свои делишки проворачивал, на хозяина поперла? Сдуру что-ли? Не смешите.

Ну а потом вдруг в какой-то день раз — и по ящику офигенная свара! Демонстрации с флагами — всех цветов! Гаврила попов куда-то сдриснул вроде! Толпы людей дерутся с ментами! Хлебовозки какие-то несутся со всей дури прямо через толпу, и одного мента — шмяк, и в лепешку между собой, только щит в сторону улетел! Невзоров вроде первый показал, прокомментировал, как всегда, мастерски, заслушаешься. Врет ведь, но как врет — молодец, мастер. Или это не Невзоров уже был? А кто? Не первый же канал…

И тут танки — точнее, БМП. Рокочут, крошат гусеницами асфальт, ползут долгой колонной прямо из туннеля на Ленинградке. Круто — как в 91! Может хоть на этот раз чего устроят, а то задолбали тогда — катались-катались, и все бестолку, даже не постреляли толком. Ну, хотя говорили-то всякое — Стас Намин и Артемий Троицкий по радио SNC с большим авторитетом, помню, объясняли про артиллерию, накрывающую центр, и танки, давящие толпу. Говорили, что надо с этим что-то делать, и что столичная компьютерная сеть фидонет, в которой все сплошь потаенные профессионалы, доносит самую точную и своевременную информацию, там все свои. А тут — SNC нет, а танки есть. Что за жизнь.

Многие эксперты сейчас упрекают, что мол надо же было понимать — приказ такой-то, людоедский, и ахеджакова с акуджавой крови жаждут. А мы все хрень какую-то слушали, что типа какие-то солдаты полезли под шумок на территорию американского консульства, и там их охрана пристрелила как собак — всех четверых. Или шестерых.

Эксперты говорят, что мол вся передовая молодежь и гости столицы собирались в правильных местах и сражались с антинародной властью. А я вот, извините, ни разу не видел ни одной хотя бы листовки, которая бы говорила — куда прийти, чтобы дали автомат. Ну и в новостях показывали опять Хасбулатова с Руцким — мол типа ум и храбрость в одном флаконе, конституционный строй в опасности, надо защитить! А я такой — кого, блять, защищать? Этих? Да вы, извините, охуели совсем. Только что сколько войн было, и еще идет, и теперь надо своим телом героически прикрывать одних уродов против других… Да ну маразм.

Но месилово с захватом мэрии показали славное — реально народ гонял ментов, отнимал у них дубинки и каски, скакал потом с ними по набережной, куда-то носился, стоял, опять носился. Появились первые военные лидеры — Анпилов, не уступающий в дуболомстве ельцину, и Макашов со скрученными ушами, в беретке. Говорят — мэрию взяли, ну ладно что там подожгли малость, теперь надо к телецентру, обратиться к народу!

Было странно — вас же, пардон, уже показывают по ящику — чего вы не обращаетесь? И если не телевидение, то по радио — никак? Маяк-то тогда все еще по советской привычке на каждой кухне висел. А тут тебе и CNN, и ВВС, в прямом эфире показывают, как новенькие танки (вроде Т-80? Ух ты!) выползают на мост, дергано разворачиваются, и херачат из пушек по парламенту. А там черная копоть, огонь местами, бумажки из окон летают, как американцы из башен-близнецов, и занавески какие-то по ветру мотаются наподобие белых флагов…

Ну и, конечно, опять слухи. Что опять кого-то танками подавили, и солдаты везде, всех мочат, ужас просто. Брательник мой Саня сходил на разведку, сказал — перепуганные до усрачки солдатики ныкаются в подъездах, орут «уебывайте отсюда, стрелять будем!» всем проходящим. Где-то и впрямь стреляют, а народ опять к мэрии, и оттуда на грузовиках к телецентру. Саня не будь дурак, поехал. Но потом где-то с колонны слез, и как выяснилось — совсем не зря.

Уверен, знатоки тех событий, с хронометражом на руках и точными списками всех неопознанных погибших, легко укажут мне на то, что я путаю и перемешиваю события, что все было не в той последовательности и вообще не так.

Но ребята, я же был там. В том самом городе, в те самые дни. Взаправду. И кто тоже был, если не соврет, подтвердит — там был бардак и пиздец, и никто из окружающих ни черта не понимал. И было не страшно, но глупо и непонятно. И хотелось что-то отважное сделать, только где и как? Ну и главное — совершенно не было ясно, где взять автомат. А без автомата под автоматы лезть — не прикольно.

Так что по-хорошему, дорогие мои постфактум-эксперты, это сейчас кристально четко видно — куда надо было бежать и за кого воевать. А в тот момент в толпах людей не нашлось никого с мозгами, организаторскими способностями, или хотя бы совестью. И вместо дела — бывшие октябрята начали массированно убивать бывших октябрят, вот и все.

Их было много — с разных городов большой страны. Менты и приезжие, солдаты и депутаты. Кого-то там благородная Альфа вроде вывела из белого дома. А вот депутата Травкина отмудохали с переломами и разрывами тканей. Руцкой истерически тряс губами на прямом проводе с ельциным, умоляя не портить шкуру, а каких-то несчастных дурней из патриотических клубов жгли и крошили в месиво перед телецентром.

А потом пришла тьма. И короткие очереди под окнами в час ночи. В одну ночь какие-то менты просто так стреляли по витринам магазинов и ларькам возле метро. А в другую стреляли более активно, так что я даже проснулся и выглянул сбоку — увидел медленно выкатывающуюся на бордюр таксистскую Волгу, выехавшую из туннеля, с покрошенными пулями окошками. В ней никто не шевелился, и группка ментов в обычной одежде, с фуражками и короткими автоматами, неспешно приближалась к машине — пересмеиваясь и что-то обсуждая. А один из ментов остался собирать гильзы с земли — а те все раскатывались, потому что дорога шла под уклон.

Только что вернувшийся из армии паренек Слава хрипло орал, как он убивал красно-коричневую сволочь и требовал уважения к себе, задирая рубашку и показывая розовые, свежезажившие дырки от пуль в боку. Случайно встреченные спецназовцы из Витязя, уверенно посмеиваясь, вспоминали, как они «ебнули с КПВТ» по каким-то зевакам, наблюдавшим шоу на Пресне с крыши здания.

Другой случайно встреченный мент в меховой поддевке орал, что он из Перми и московских ненавидит. Тыкал мне в лицо автоматным стволом, передергивая затвор, и требовал сказать, хочу ли я, сука, щас умереть. Он был на коксе, а его начальник — бухой, и потому миролюбивый, предлагал отпустить меня на хуй, пусть бля идет.

Еще один случайный знакомый, работавший на санитарке, рассказывал, как у них был забит морг на сто трупов, а их все привозили. И как там была девочка лет 16, у которой ноги были практически оторваны пулеметной очередью. Рассказывал про трупы со следами пыток, обгоревшие, изрезанные, переломанные. Неприятная у него была работа.

Ну и вот как-то так оно постепенно утихло и переросло в привычное торжество молодой расийской дямохратии — с «голосуй сердцем», «да-да-нет-да», Менатепом, МММ, пацанами на стрелках, войнами по всему югу, непрекращающейся ложью и предательством. Мерзостью, ставшей нормой.

Крысы на помойке рвали куски пожирнее, голуби кружились вокруг, надеясь, что и им что-то достанется — а черви с опарышами слепо ворочались в зловонной каше, так ничего и не понимая. Ну и я, такой же глупый, как и все, ныкался в своем углу и думал, что раз октябрята убивают октябрят — это и есть гражданская война, конца которой не видно. И делать мне в ней абсолютно ничего не хочется. Даже просто находиться в центре событий, а уж тем более героически за кого-то там умирать. Такая вот невкусная простота.

С годовщинкой.


Jul 31 2011

Афицеры, расияни!

Прочитал тут намедни душераздирающую историйку: Коррумпированное руководство некой военной части не дало ведомственное жилье офицеру-очереднику, а дало эту же самую квартиру какому-то постороннему чучмеку-магомедовичу. И когда офицер посмел что-то такое протестовать, черножопые земляки чучмека-магомедовича сожгли ему машину и вообще пообещали замочить в сортире. В ответ на что наш герой-офицер пошел слезно жаловаться и бить поклоны батюшке президенту, нижайше моля о справедливости и сокрушаясь о безопасности своей семьи.

И вот что я хотел бы по этому поводу сказать.

Когда горбачев разрывал на куски нашу страну, а ельцын топил ее в крови, афицеры-расияни, славные защитники нашей коммунистической родины, присягавшие ей, клявшиеся до последнего вздоха защищать нашу страну и ее население от любых супостатов, благополучно и массово предали эту торжественную присягу. Предпочли отсидеться в своих военных городках, привычно разворовывая казенное имущество, бухая и лениво поругивая начальство, и совершенно насрав на всякие там клятвы. Расползлись по суверенным государствам, сменив цвет лампасов и форму нашивок в надежде на еще более жирную халяву. Освоили мелкую коммерцию в виде распродажи военного имущества потенциальным противникам. Забили потный болт на звериный беспредел во вверенных им частях.

Наши славные защитнички, на которых страна тратила деньги и силы без счета, которым поголовно отдавала на двухлетнюю отсидку своих сыновей, закаляя их в лучшем тюремном стиле «крепкого мужского коллектива», попросту сдулись и слили страну-кормилицу, втайне надеясь что-нибудь урвать втихаря, пока суд да дело. Но, поскольку разворовыванием страны вполне профессионально занимались комсомольцы-добровольцы — гораздо более шустрые и жесткие, чем ленивые прапорщики — наших зеленопузых бедняжек подвинули у корыта. Разве что увешанные золочеными цацками лампасоносные герои неведомых сражений смогли что-то такое получить на карман, в благодарность за благодушное созерцание процесса уничтожения военной промышленности, военных объектов, государства и армии в целом.

А вот масса ленивого кадрового быдла, известного по любимой ими песенке газманова «афицеры, расияни», оказалась не у дел — в разрушенных военных городках, с закончившейся халявой. Их даже в охранники брали неохотно, потому что бестолочь никчемная — а уж когда дело доходило до драки, наши чудо-богатыри являли миру такие шедевры военного мастерства, как новогодний штурм Грозного, или расстрел зевак по московским подворотням в 93 году. Их мучительные потуги укоротить ужжжжасных муслимских боевиков были особенно впечатляющи на фоне победного марша американских джедаев по муслимским же нефтяным пустыням. Позорище.

Все девяностые годы «наследники боевой славы» взявшей Берлин Красной Армии являли подзащитному народу пример омерзительной трусости, глупости, раздолбайства, бездарности и разложения. При этом умудрялись — по крайней мере среди своих — тщить себя фантазиями о собственной крутизне. Мало за что единому с армией народу было так стыдно, как за нее. И надежды на ржавые ракеты советского времени остались последним, что хоть как-то обеспечивало «свободу» русских уголовников в разворовывании последних остатков бывшего государства. Впрочем, светозарные джедаи не постеснялись наставить ракеты демократической ПРО от Аляски до Польши — просто чтобы местечковая гопота знала свое место, пока серьезные ребята решают судьбы мира.

Но ладно там мир. Сколько десятков миллионов трупов оставили свою кровь на руках расиянских бандитов, от горбачева с ельциным до путина с медведевым, не говоря о прочих, рангом пониже? Дорогим «защитникам отечества» не хочется на досуге посчитать — под водочку с газмановым, и слезки по георгиевской ленточке? Офицерская совесть не чешется? И кондопоги с саграми не звучат, как намеки на что-то потенциально интересное для опоры и надежи расиянского народа?

А зря.

Вот, например, латиноамериканские военные не стеснялись, когда надо было сшибить с золотого трона очередного бодрячка-президента, пытавшегося уничтожить их страну. Бомбили и расстреливали «народных избранников» и их любителей только в путь, но чтобы их крохотные, несчастные страны хоть в какой-то степени сохраняли направление движения. Да, независимость там фиктивная, и истории никакой, и государства игрушечные, но на каждого Альенде находился свой Пиночет — и система сохраняла хотя бы статус кво. В расиянии же даже Пиночета не нашлось — и система безвольно рухнула ниже плинтуса.

Так вот мне интересно — ну ладно я, технарь-ботаник, со своими самолетиками, ни черта не стою в рукопашном бою. Но эти-то здоровые лбы в краповых беретах, вопящие «служу отечеству и спецназу», неужто ни разу не сообразили, что надо бы действительно послужить, а не только кричать? Хотя бы когда чучмеки-магомедовичи их пиздят с размаху по яйцам и плюют им в морду в их же собственных городах, под одобрительное покачивание головой карликового дебилушки-царя с айфоном? Нет желания подняться в свой последний и решительный бой, увлекая за собой жаждущий воскрешения народ?

Похоже что нет, а жаль. И было бы не так обидно об этом думать, если бы не стояли перед глазами черно-белые фотографии дедов-фронтовиков. Вроде бы тот же народ, те же люди — а выглядят, как инопланетяне по сравнению с нынешним бело-сине-красным говном. И гитлеру шейку своротили, и страну подняли до самого космоса. А нынешние только и могут, что слезливые челобитные писать, да в тюрьмы садиться за «военные преступления». И не стесняются ходить по улицам городов, контролируемых теми самыми боевиками, которых они типа «победили».


May 26 2011

Власовские звезды

Толь, ну этот же пластилин не желтый ни фига! Он какого-то поносного цвета…

[Тетя Лида]

Модель рекомендуетс окрашивать специальными красками для пластиковых моделеL выпускаемыми предпри тием «ЗВЕЗДА»

[орфография оригинала инструкции по сборке модели 1:72]

Когда сын наших знакомых при встрече подарил мне игрушку – сборную модель штурмовика Су-25 в семьдесят втором масштабе – я был очень тронут. И даже взволнован. Еще бы – последний раз лепил что-то такое в старшем школьном возрасте, лет двадцать с лишком назад! «Эти модели, они не очень хорошие», честно сказал Илья. «Мы с папой пытались собрать одну такую, но забросили, не смогли доделать». Хороший мальчишка.

Спасибо за предупреждение, дружище – но я же матерый моделист, каких только моделей не перестроил за свое счастливое советское детство. И кордовые, и радиоуправляемые, и масштабные, и бумажные… Лепил катера и самолеты, машины и домики для ГДР-овской 12 миллиметровой железной дороги. И с деревом работал, и с пластиком, с чем угодно. Благо стоило оно все сравнительные копейки и было повсюду – разве что за железнодорожными моделями приходилось мотаться в Детский Мир. Ну и чехословацкие модельки мне подарил приятель Артюха – у него бабушка куда-то там ездила, и привезла. А так-то и местный магазин игрушек был вечно забит всяким, и в кружке при Дворце Пионеров материала и инструментов было навалом.

Хотя ситуация именно с масштабными пластиковыми модельками была дурацкая. СССР закупил у обанкротившегося английского Фрога порядком изношенные промышленные линии, в результате миллионы советских детей дружно лепили из неуклюжих деталек Москито, Свордфиши и Хантеры. Мы совершенно точно знали, где какой ствол торчит у Р-61, и где у Лайтнинга радиаторы, но при этом совершенно не представляли, как выглядит уже два десятка лет как угнанный за бугор МиГ-25. Последним словом авиатехники считался МиГ-23, но и его моделек в магазинах не было. Школьный неприятель Руслик вообще нарисовал у себя на дерматиновой школьной сумке Мираж III, и всем рассказывал, что это лучший в мире истребитель.

Аналогично обстояло дело и с железными дорогами – немцы тщательно, качественно и красиво воссоздавали мир своих собственных «железок». Дистанционно переключаемые стрелки, новые и старые локомотивы, орды интереснейшего вида вагончиков – но где, пардон, были при этом наши умельцы? Почему советский ребенок отлично представлял, как выглядит прототип локомотива BR91 Мекленбургских железных дорог, но не узнал бы в упор отечественную «Овечку»? Идиоты. Такую волну добровольного детского патриотизма и интереса к технике просрать.

Кстати, республики в этом смысле были поумнее центра – помню, когда мы ездили на Азовское море, там продавались отличные книжки с развертками бумажных летающих моделей, под названиями «харкiвский лiтак Лавочкина», или что-то в этом роде. Самая свежая русскоязычная книжка такого плана из моей библиотеки датирована аж 1951 годом. И книжка, кстати, отличная – сразу видно качество Сталинской эпохи: Точные чертежи, интересный и познавательный текст, отличные иллюстрации, но главное – построенные модельки великолепно летали, давая возможность ставить множество экспериментов, открывая перед ребенком мир практической аэродинамики.

Впрочем я отвлекся, давайте-ка вернемся к подарку…

Коробка выглядела вполне презентабельно. Логотип в виде советской звезды цвета власовского триколора, множество предлагаемых моделек отечественной летающей и ползающей техники на вкладыше. Довольно скверного качества, но на первый взгляд читаемая простыня инструкции, небрежно сложенная пополам. В подарочном наборе прилагались клей, краски и кисточка – ну прям Европа! Раися вперде и вообще чудеса рынка и демократии. Типа наконец-то наши смогли.

Смогли, ага. Сделали все в русской национальной традиции – что не спьяну, то через жопу. Разве что обертка вышла поярче.

Да и даже обертка – в мое время школяры обменивались «боковинками», отрезанными от буржуйских коробок фирмы Novo цветными проекциями моделей. Глядя на них, собственные модельки было удобно и легко раскрашивать. «Звезда» изобразила две схемы окраски прямо на сборочном чертеже – и обе в черно-белом варианте. Причем краски прилагалось только на первый вариант – второй требовал еще одного цвета, который в подарочном наборе отсутствовал. Экономика должна быть экономной, да-да. Ладно хоть на крышке была цветная картинка Су-25 – не Петровский, конечно, но лучше, чем ничего.

Ну а дальше начался цирк с конями… Видели бы вы эти фугаски. Ну кто догадался распотрошить хвостовое оперение ФАБа так, чтобы из четырех «крыльев» два были на бомбе, а еще два – на литнике, причем соединение с литником идет в упор, и размером в четыре раза больше детали? То-есть отделяя эти крылышки даже тоненькими кусачками, неизбежно покурочишь. Так что я аккуратно перекусил их, вытащил половинки размером 2-5 миллиметров пинцетом и склеил заново. Идиотизм… А потом еще на эти крылышки присобачивается кольцо «стабилизатора», толщиной с саму бомбу. Сколько я это кольцо подтачивал, чтобы стало потоньше – пестня…

Остальная сборка была в том же духе. Подгонка там, подпилка тут. Что-то приходилось вытачивать из кусков отливки, что-то очень основательно выправлять по месту. Нет, качество все-таки было чуть получше, чем у старых «нововских» моделек! Те-то вообще были все наперекосяк, не совпадающие никаким боком и не соответствующие никаким нормам точности. Опять же, у модельки от Звезды внутренняя расшивка – не надо мучиться, выскребывая швы между листами «алюминия» при помощи шила.

Деталей в наборе не так много, и унификация (например, пилоны подвески вооружения) вполне грамотная. Опять же, сделаны детальки с запасом, так что их можно подпиливать – это гораздо лучше, чем сделанные «впритык» кривульки, которые приходится наращивать с помощью шпаклевки. Но, например, носовая часть фонаря – прямоугольная, а посадочное место под нее – овальное. Что с зазорами-то делать, не подумали? И это на самом заметном месте…

В то же время, если пропорции модели процентов на 80 соответствовали оригиналу, то «мелочи» типа формы антенн, стоек шасси, малых воздухозаборников, расположения люков и прочего – просто фантазия авторов. Отдаленно напоминает что-то настоящее, но не более того. Так что я бы не сказал, что это масштабная «копия» –просто игрушка, смахивающая на прототип, если не особенно прилядываться. До серьезных наборов продукту Звезды очень и очень далеко.

А вот простыня инструкции не годилась даже на подтирку. Детали нарисованы плохо, сама схема оказалась неточной (особенно позабавило изображение подкосов главных стоек шасси), а мешанина с разными вариантами сборки превращала и без того полуосмысленный рисунок в полный бардак. Зато подписи к «чертежу» были на русском и английском, а краткая историческая справка аж еще и на немецком, испанском и итальянском!

Так и представляю себе несчастных буржуев, матерящимися себе под нос на разных языках: Porca maladetta! La concha de tu madre! Der teufel soll das alles buserieren! For hell sake man that’s a piece of crap!” Ну серьезно, принимающие решения персонажи из Звезды – вы действительно думаете, что кто-то будет это покупать за бугром? Лепить советские штурмовики вместо своих собственных? Буржуи, в отличие от нас, крайне патриотичны, и все эти трогательные «ястребки» и «ишачки» для них – четкий образ врага. А звезда для них не лучше свастики, так что может вам еще и над логотипом подумать, раз уж метите на экспорт?

Нет, конечно, редкие фанаты найдутся и на советский хеви метал, но я не думаю, что им будет очень весело строить звездовские модельки из кривого набора – особенно когда их местные магазины забиты чем угодно, от Ревелла до Хасегавы, и наши с вами вражеские самолетики с танчиками там вполне присутствуют.

Я почертыхался, но все-таки закончил модельку Су-25. Сделал «стояночный» вариант с отвисшей лесенкой и убранными воздушными тормозами, и полной подвеской. Подвеска дурацкая, потому что висит вся номенклатура подряд (задание-то какое было на этот вылет, а?) Зато смотрится пальцасто. НУРСы толстыя и тонкия, баки подвесныя, сайдвиндеры-шестидесятки, бонбочки сотые – как будто на показуху перед начальством самолет вырядили…

Если напрячься и отвлечься от мешающих деталей, можно себе представить, как какое-нибудь мудло типа Руцкого, пыхтя, лезет в кабину на фотосессию. Или национальный герой независимого Азербайджана Курбанов, поблагодарив помощников Мамедова и Кулиева, вот-вот угонит Сушку в Евлах – чтобы потом осыпать фугасками спящие армянские деревушки. Или какой-нибудь безымянный россиянский летеха понесется помогать Шамилю Басаеву мочить грузинских мясников и украинских нациков в абхазской заварухе.

Увы, история неплохого советского штурмовика Су-25 написана, в основном, грязью. То он защищал будущих участников российских бандитских группировок в Афганистане, то убивал мирное население собственной страны во время парада суверенитетов, то превращался в ошметки под американскими бомбами на далеких арабских аэродромах… Помнится, ильюшинцы упрекали суховцев в отсутствии бортового стрелка – и в настоящей войне это может быть и вышло бы боком, да только сушке пришлось, в основном, потрошить беззащитное человеческое мясо в пользу всяких уродов – на кой там бортстрелок?

Но я снова отвлекся от модельки, прошу прощения!

Финальным аккордом стало размалевывание ероплана. Прилагавшаяся к набору краска фирмы Звезда оказалась феноменальной пакостью. Не годится даже на грунтовку, цвета просто чудовищно мерзкие (поносного цвета, ага). Фактура уродливая, на пластик не ложится вообще. С огромными мучениями «раскрасив» этой шмазью две ракеты и радиопрозрачную законцовку киля, я изругался и купил несколько баночек Хумброла. Буржуйская краска не соответствует советским цветам, так что общий вид Сушки получился как раз на уровне суверенных дерьмократических разборок – не пойми, что и кем покрашено. С другой стороны, уровень военного «искусства» этих войнушек как раз был таким, что серьезный камуфляж все равно оказывался побоку.

Декали… Ну, вы поняли, да? Приборную панель пришлось изображать с помощью серебрянки и зубочистки – прилагавшаяся «переводилка» не соответствовала панели по размеру. Звездочки с номерами испоганить трудно, хотя Звезде это удалось – напортачили со сведением даже двух цветов. Акулья пасть на носу вообще ни к селу ни к городу, разве что поржать, как акула плюется зубами из пушки… Так что зубы эти вместе с белогвардейскими флажками и прочими двухголовыми чернобыльскими курами я отправил в мусор, ограничившись двоящимися, словно спьяну, бортовыми номерами и политически некорректными звездочками.

Кстати о пятиконечном красно-коричневом символе. Помимо кривых моделек самолетиков, судя по картинкам из каталога, Звезда выпускает еще и множество кривых моделей танчиков, корабликов и солдатиков разных стран мира. Иностранцам покупать модельки своей собственной техники или фигурки солдат в исполнении какой-то там коммунистической раши по меньшей мере странно (да, все знают, что раша коммунистическая – под управлением бессменного диктатора путина, спросите у кого хошь на yahoo Canada!) Повторюсь, но у буржуйских детей «своих» танчиков и солдатиков местного производства навалом, незачем из-за океана чужое за бешеные деньги везти.

Стало быть, Звезда все-таки работает на внутренний рынок, подавая пример толерантности. Потому что на каждую группу советских солдатиков и танчиков приходится одна, а то и две фашистских, для баланса. На коробке гордо написано, что такой расклад одобрен Министерством Образования Раисянской Федерации. Кто бы сомневался… Так и представляю себе пивного папашу из числа мобильных и эффективных лавочников, приносящего в подарок дитятке коробку с бомбардировщиком Юнкерса: «Вот, сынок, лепи! Наши цивилизованные европейские соседи, немцы, много коммуняк покрошили на этих самолетах… Помнишь бабку Машу? Эту, из деревни, грязная такая, больная, все тебе пыталась яблоко червивое всунуть? Вот ее вместе с другими совками такие Юнкерсы бомбами лупили – небось не забыла еще, быдлятина старая!»

С другой стороны, отечественной боевой нано-технике в наборах Звезды почему-то противостоит американская. Как это так?! С ними Россия в последнее время вроде бы не воевала, даже наоборот, подмахивала, как могла, целую четверть века. Нет уж, если делаете набор фигурок «спецназа», так извольте поставить им в противовес исторически верных противников – например, героических борцов за независимость Чечни! И чтобы несколько наборов, как минимум «зиндан с русскими рабами», «лезгинка старейшин тейпов перед дворцом Дудаева» или «беременные бабы из Буденовска под дулом автомата отважных чеченских бойцов». Непременно сделайте диорамку «правозащитник Серж Ковалев, американские инструкторы и журналисты НТВ с одобрением наблюдают, как чеченцы отрезают пленному русскому солдату голову» или «чеченские дети смеются и кидаются грязью в распятого на столбе старика – последнего русского в поселке».

А вообще представьте, если уж не зевать с толерантностью и не париться по поводу патриотизмов, какой простор для десталинизированного, православного бизнеса открывается! Например, подарочный набор «концлагерь Освенцим». В праздничном варианте к девятому мая прилагается группа эсэсовцев, пристреливающая ленивых русских унтерменшей, не желающих работать по причине истощения. Или набор «фильтрационный пункт ГУЛАГа», с дополнением «НКВД-шники травят овчарками героев ташкентского фронта»…

Главное не переусердствовать. Не дай бог, слепишь что-то типа «собери два концлагеря серии premium и получи набор газовых камер в подарок». Тут сразу сработает отточенная прессой ассоциация с холокостом, и евреи вам яйца оторвут – не успеете Звезду в Свастику переименовать. Они-то как раз свою историю помнят, в отличие от русских.

В общем и целом, поделка фирмы Звезда ушла на шажок вперед от полувековой давности отливок английской фирмы Фрог – но до современных, качественных масштабных моделей ведущих производителей ей как до небес. Качество набора средненькое, документации – очень низкое, краски вообще никуда не годятся. Из всего набора мне действительно пригодилась только кисточка – привет российским белкам. Ну не аэрографом же красить это чудо, в самом деле…

Как получилось, что невидимая рука рынка и драгоценные инвестиции не смогли заставить моих соотечественников работать лучше, чем в проклятом коммунистическом прошлом – не могу понять. Казалось бы, уж теперь-то можно! Никто не мешает со своими партсобраниями, политинформациями и бесплатными университетами, так что пора! Догнать и перегнать, шоб все как в загранице! Ан нет, не получается у болезных. Менталитет, что-ли, опять под ногами путается?

Воспитывать патриотизм на таких модельках не получится. Разве что с детства наглядно объяснять детям, что сделанное кривыми ручонками соотечественников – говно, и ничем другим быть не может. Если к этому добавить возможность склеить для сравнения нормальную иностранную модель – обидный, но четкий образ будет раз и навсегда закреплен в детском мозгу.

Игрушка "Штурмовик Су-25"

Игрушка “Штурмовик Су-25”


May 17 2011

Сказки плаксивых летчиков

Удивительная штука – мемуары… Обычный человек, попадая в необычные ситуации, пытается рассказать о случившемся в меру своих сил, и тут-то вылезают на свет все ограничения его личности. Если для человека своя, персональная обидка – самое большое горе в мире, ему всегда кто-то будет виноват. Мерзкое начальство, тупой народ, подлая партия, ужасные времена… Все вокруг не понимают и обижают бедняжку, и ему остается только плакать и ненавидеть. Такие люди обожают рассказывать грязные анекдотики об исторических персонажах так, будто это было на самом деле. Не воспринимают того, что общие интересы могут очень сильно отличаться от частных – в результате отдельно взятые люди могут страдать от чего-то такого, что на уровне системы – благо.

Зато если человек способен мыслить в масштабе страны, общества, он воспринимает окружающее и прошлое в совершенно другом свете. Мелкие личные обидки теряют смысл, зато становятся очень заметны и большой человеческий подвиг, и большая человеческая трагедия. Человек, способный подняться в своем восприятии до величины огромной группы людей, несоизмеримо более интересен. Ему понятно множество тонких взаимных связей, движущих мир, его выводы могут казаться парадоксом – пока не станут реальностью, его действия могут быть жестоки – особенно для инфантильных плакс, но их смысл и последствия выходят далеко за рамки простых человеческих поступков.

А кто-то может быть и рад бы поделиться своими мыслями и чувствами, но в силу особенностей образования и мировоззрения просто не умеет сделать этого, он нем! Грустная штука, особенно досадная в случае людей, причастных к уникальным, великим событиям. Им бы рассказать обо всем в деталях, проанализировать, осмыслить, объяснить остальным – но не получается… Вместо ясной картины происходившего лезут из безъязыких убогие зарисовки, непонятные ситуации, обрывки мыслей и идей. И никакая «литературная обработка», увы, не сможет компенсировать пустоты рассказанного…

Впечатляющая иллюстрация к этим наблюдениям – книги отца и сына Гарнаевых. Два поколения – созидателей и разрушителей страны, в рамках одной семьи, как на ладони. Замечательные пилоты, тренированные и хорошо обученные – однако обоих отличает ярко выраженное инфантильное мировоззрение. И если отец хотя бы пожил в ситуации, когда общее превалировало над частным – поэтому в своей книге и в самой жизни он пытается, и небезуспешно, подняться над собственными неприятностями и мыслить как государственный человек – то у сына это уже не получается. Сын вырос в насквозь прогнившем обществе, где идеалы его отца превратились в бутафорию, и кроме «обид» ничего видеть и понимать не хочет.

Страница за страницей «Аэроузел» Гарнаева-младшего выплескивает на читателя непрерывные хныки обиженного ребенка, рассказы о невинных шалостях и страх получить по попе – вперемешку с обрывочными, бессвязными описаниями гибели друзей и коллег. Тут и обида за отца, которого ненадолго познакомили с красотами Сибири «всего лишь» за неосторожное обращение с секретными документами, и жалобы на собственный неуклюжий быт, и показная скромность, и неумение понять, что и зачем происходит вокруг него – все пронизанное ненавистью к «тупому начальству»…

В перестройку даже такая беспомощная чернуха очень ценилась. Все, что позволяло хоть как-то осквернить, испакостить прошлое нашей страны, расходилось на ура. Младший Гарнаев даже накропал продолжение, по принципу «тех же щей, да побольше влей». Осилить эту книжку я уже просто не смог. Я видел, как Гарнаев летает на МАКСе – сильный, хороший пилотаж. Выучили человека как следует, и генетика хорошая сказалась – тут тебе и красные дипломы, и крепкое здоровье – а в результате получилось пустое, несчастное животное, который прошло через уйму интересных событий, но кроме собственного нытья ничего о них рассказать не может.

Другим знаменитым представителем авторской школы «как меня обижали деревенские мальчишки» является Марк Лазаревич Галлай. Замечательный пилот, автор полезной и профессионально написанной работы о полете на асимметричной тяге, участник и творец многих исторических для советской авиации событий, отлично владеющий русским литературным языком, казалось бы – вот кандидат на то, чтобы рассказать всем нам что-то полезное о пережитом!

И он искренне пытается это сделать, но тоже никак не может перешагнуть через себя. Рассказывает о первых космонавтах, об интереснейших испытаниях – и едва приоткрыв тему, скатывается к любимой фиге в кармане. Пара слов об авиации – и море эмоций о том, как его репрессировали за форму носа. Еще пара слов о космонавтике – и поток сознания на тему «тупого начальства». Что-то дельное об ощущениях летчика в полете – и шквал нытья о недоставшихся привилегиях. Дерьмо. В детстве я не мог сформулировать, почему мне так неприятны его книги – теперь вижу.

Пожалуй, это хорошо, что он дожил до торжества своих соратников по уничтожению нашей страны. Уж так умница Галлай переживал о тупорылости советского военного руководства – несомненно, подвиги пушечного мяса от Паши-мерседеса дали ему повод немножко погордиться неисторической родиной! Так его огорчали парт-номенклатурные квартиры по блату, но теперь-то он своими глазами полюбовался на честно заработанные яхты Абрамовича и виллы Гусинского! И вместо вшивых начальственных Волг, выданных забесплатно тоталитарным государствам, улицы Москвы уверенно обкатывают элитные черненькие Поршаки с Мерседесами. И зачем он только оборонял этот город от немцев, продлевал агонию народа под пятой злодеев-коммунистов?

Я издеваюсь, конечно – ни черта он не понял. Если уж человек прожил восемьдесят лет в блаженном представлении, что весь мир крутится вокруг него, открыто пишет об этом и даже не видит, в чем он неправ – объективные обстоятельства эту внутреннюю красоту не испортят. Но все же.

На фоне плаксивых героев-летчиков я вспоминаю своего деда – неплаксивого героя-пехотинца. Дед мой Саша был очень веселым, светлым и неглупым мужиком. Дело свое знал, не пакостил, за базаром следил, а когда надо – спокойно шел на подвиг, за что и получил в числе прочего аж четыре  красных звездочки. Одну из них украли прямо на похоронах работнички московского кладбища – эффективные и демократические граждане наногосударства. И поделом – никакого уважения к заботливо обосранному Галлаем и Гарнаевым-младшим позорному совку! Даже малую прибыль извлечь из его памяти, это другое дело.

Но как же так получилось, что и у моих дедов, и у бессчетных миллионов их сограждан не было проблем с советской властью, а вот утонченные и интеллигентные летчики все страдали да жаловались? Непонятно… Наверное, потому что эти серые массы были никчемным совковым быдлом, не соответствующим истинной элите просвещенного духа – хотя даже среди авиаторов каким-то образом затесались такие, которым советская власть не то что не мешала, но даже наоборот…

Полярный летчик Водопьянов, например, совсем не хнычет в своих мемуарах. Наоборот – рассказывает о героических поступках как о самом собой разумеющемся, да так, что у читающего не возникает сомнений, как действовать в аналогичной ситуации. И парашютист Кайтанов с гордостью говорит о подвигах, совершенных ради своей страны так, что всякое нытье о «страхах» и «риске» становится просто пидорским позорищем в сравнении. Обошедшийся без глупых аварий и гулаговских отсидок испытатель Шелест попросту называет свое время – мечтой. И ужасно суровому и негламурному летчику-рекордсмену Громову коридоры кремля не превратились в лесоповалы Сибири, и его коллега – деревенщина и убийца ёжиков Стефановский говорит о подвигах как о норме жизни… А уж талантливый конструктор Яковлев, негодяй, вообще позволял себе дружить с ужасным тираном Сталиным, вместо того чтобы страдать вместе с наиболее передовой пятой колонной советского общества! Как же так?

Хуже того, даже в девяностые годы не все изливались чернухой на тему прошлого – вот например знаменитый испытатель-штопорист Щербаков почему-то может рассказывать о том времени с гордостью и уважением, при этом ничего не пряча и не идеализируя. Борис Орлов тоже как-то умудряется вспоминать о трагичных ситуациях без кивков в сторону тупого начальства и нытья о недокушанной черной икре… Испытатель Кондауров говорит о подлости «перестройки» и уничтожении страны как об очевидных вещах, с болью за созданное и разрушенное. Даже у штурмана Леонида Попова, при концентрации погибших товарищей по десятку на главу, недостает политического чутья и обвинений «крававаму рижыму» и славословий молодой, димахратиськой эмо-россии. И это когда над ними уже давно не довлеет зловещий КГБ, сковывая свободное словоизъявление! Удивительно.

Мне даже подумать страшно, что рассказали бы разнообразные немые свидетели, типа Анохина или Ворожейкина, доведись им говорить о прошлом нашей страны своим собственным языком, а не словами литобработчиков. А ну как объяснили бы, что Сталин был не гад, а первые пятилетки и репрессии так и вообще были правильной штукой? Уму непостижимо – и хорошо, что даже эту литобработку уже давно не переиздают, а то вообще было бы невозможно верить в светлое капиталистическое настоящее…


Mar 16 2011

Вонючки-самураи

Когда в 86 по телевизору показали блеклую картинку с уродливой полосатой трубой в ажурной оплетке, и развалившуюся крышу Чернобыльской атомной станции – нам не надо было объяснять, какое страшное случилось горе. Мы знали. В отличие от нынешнего несчастного быдла, мы в школе проходили и химзащиту, и последствия радиационного заражения – учиться заставляли всех, даже самых тупорылых двоечников! И бредовых побасенок нам тогда из телевизора на уши не вешали – люди были серьезные, и подходили к разразившейся беде без бабьих истерик.

И несмотря на уже начинавшееся подлое и извращенное перестроечное время, наша страна смогла в который-то раз выставить вперед самых лучших Людей, которые свернули башку ядерному дракону. Не надо их мерить нашими современными, паскудными мерками. Каждый из них знал, на что шел – и приносил себя в страшную жертву сознательно, геройски. Думаете, начальник смены Акимов на командном посту не понимал, что с ним будет, когда до последнего пытался восстановить подачу воды в реактор, получив заживо лучевой ожог 100% тела? Или турбинист Бражник, обваренный радиоактивным паром, но откручивавший аварийные вентили подачи воды, боли не чувствовал? Или студент-стажер Саша Кудрявцев, вручную опускавший стержни прямо в кипящий атомный ад, не ведал страха, глядя в открытый реактор?

Все они понимали, герои. И все пошли на верную и страшную смерть ради того, чтобы мы с вами не захлебнулись в том страшном радиоактивном дерьме, которое рвануло в небо над станцией. И если бы не они, вместо одного выброса был бы очаровательный хвост дыма, как сейчас тянется за Фукусимой. Потому что у японцев не нашлось таких людей, как слесарь Лельченко, который сам пошел сквозь радиоактивный кипяток, чтобы жили молодые ребята из смены. Потому что японские пилоты перебздели установить датчики радиации прямо в развороченное чрево станции. Потому что они съебались, сдристнули из своего ада – в то время как в Чернобыле даже тетки из ВОХРа стояли на посту всю ночь, и умерли от облучения через несколько суток, но обеспечили порядок.

И пока вся прогрессивная дерьмократическая общественность, включая японцев, похихикивала над тупыми русскими варварами с ядерной дубиной в руках – подвиг погибших и прошедших через Чернобыльский ад жил, и хранил нас всех. А чистенькие и цифилизованные самураи теперь смердят ядовитой дрянью на всю планету. И нет у них ни мозгов, чтобы разобраться, ни силы, чтобы заткнуть радиоактивную рвоту – только и додумались что послать каких-то бедолаг “поприсутствовать” в разгребании пакости, когда уже совсем поздно. Так вот бог не фраер, япошата. Точно нет. Перепадет теперь и вам, и вашим хозяевам – за дело, как бы вы ни выпендривались.


Feb 8 2011

Из князи в грязи

Один заморский друг спросил меня недавно: «Слушай, ты почему-то по-английски пишешь про самолеты, бытовые мелочи, а по-испански – все больше на злобу дня, про политику?» Да потому что это детский лепет по сравнению с тем, о чем я говорю и думаю на родном языке.

Не могу удержаться от бешенства и отчаяния каждый раз, когда соприкасаюсь с запомоенными руинами моей удивительной Родины. Деградация страны поражает, не позволяет простить. От чванства обитателей модернизированного православного наногосударства передергивает. Сознание того, что мы родились на одной земле, тошнотворно до беспомощности.

«Треть россиян (32 процента) считают, что Солнце — это спутник Земли. По сравнению с 2007 годом количество россиян, считающих, что Солнце вращается вокруг нашей планеты, возросло — в прошлый раз такой ответ дали 28 процентов респондентов.»

Ради этого вас, болванов немытых, вытаскивали из дремучего феодализма? Ради этого лучшие люди страны вас лечили, кормили, учили математике и физике? Ряформы образования цветут – ельцин вами гордится…

«На вопрос о том, правда ли, что кислород на Земле поступает от растений, согласием ответили 78 процентов россиян. В 2007 году в этом были уверены 83 процента жителей РФ.»

Еще бы. Зато колокольный звон и двухголовые орлы повсюду. ЕГЭ сдают. Убожества вы мои несчастные…

«Почти не изменилось количество людей, которые уверены, что люди и динозавры появились на Земле одновременно — 29 процентов в 2011 году против 30 процентов в 2007.»

Отличная прогрессия. Пахучий плод демократии, плюрализма, и внедрения передовой образованщины по заморскому образцу. Ну а чо, ведь по телевизору же показывают что так и есть, значит все правда! И солжениценские помои, и Сталин злодей, и «расия виликая странаъ».

А мне вот плевать на то, что американцы с европейцами «такие же тупые», это их дело, мне они чужие. И индусам с китайцами я бы тоже такое не глядя простил. Они вообще никогда не были там, где был мой народ – на вершине человеческого величия. Но вам, однопаспортные вы мои дурачки, я такого простить не могу, уж извините. Потому что наши предки были героями, а вы с высоты их чуда слезли, результаты порушили, и с удовольствием закопались в самый зловонный угол выгребной ямы. Да еще и огрызаетесь, когда вам на это указывают.

Созерцание земляков тошно и скучно, но как собачий «подарочек» на тротуаре – прилипчиво. Не хочется вспоминать, что я – оттуда. И что я – не такой, как вы, потому ведь и уехал, но радости это тоже не вызывает. Родился от бомжа – полезай в помойку… И не жалуйся, что люди нос воротят от одного имени «русский», не оправдывайся.

Вы, значит, дарахие мои расияни с европами и америками крутизной меряетесь? Это вы зря. Чисто технически, вы уже и с латиносами не имеете права себя сравнивать. Ваше место – между эмиратами и Африкой. И чем дальше, тем ближе к Африке. С деревянными богами, культовыми плясками, «народной медициной» и безудержным, непрерывным истреблением самих себя.

Когда разрушатся последние остатки советской инфраструктуры, когда научные достижения времен конца Страны Советов окончательно станут анахронизмами, вы останетесь страшным, прокаженным уродом на теле земли. С ржавой ядерной дубинкой, пустым взглядом алкаша, крестом на пузе и аккуратной пластиковой трубой, качающей то немногое, что хранит земля под вами. Вы даже сохранить подольше остатки былых чудес долго не сможете, настолько быстро идет деградация.

Ваши хозяева уже давно за границей. Их деньги в иностранной валюте. Их дети растут и учатся за бугром, вы для них чужие – но ведь именно они будут править вашими детьми. А чтобы вам было не скучно, вас периодически будут забивать на мясо, как любимых баранов, дражайшие соседи с юга. И трудолюбивые китайцы не замедлят разумно использовать те земли, которые вам все равно не понадобились. Стыдоба-то какая…

Ведь вас даже враги уже перестали ненавидеть – они вас теперь презирают. Ниже этого падать некуда.

И можно было бы этой бессильной тирадой и ограничиться, если бы не одно «но». Как-то так исторически складывалось, что наши предки умудрялись не раз и не два именно из такой вот ситуации полнейшего разложения вдруг вставать сияющим великаном до небес. Разметывать налипшую коросту из царей, воров, попов и иностранной сволочи, и очередным чудом объяснять человечеству, почему одна шестая земли на этой планете была и будет – русская.

Нет, я не жду такого подвига от вашей жалкой толпы, дорогие мои религиозно-демократические бывшие соотечественники – иначе бы давно уже прибежал, чтобы хоть как-то помочь. Но в то, что чудо случится – верю слепо, и наверняка. Не знаю как, не знаю когда, кто, где – но уверен, будет новый рассвет. И залежи сегодняшнего генетического и культурного мусора станут тем единственным, на что они годны – удобрением для новой, могучей страны.


Feb 3 2011

Про ментные поганища

Мое первое знакомство с милицией наачалось, как и у большинства советских детей, с книжки о Дяде Стёпе. Милиционер Дядя Стёпа был явно хорошим человеком – простым, добрым, сильным, и главное – справедливым. Так уж исторически сложилось, что русскому человеку справедливость дороже закона, а доброта – важнее порядочности. Поэтому Дядя Стёпа выглядел родным и правильным, и любой нормальный русский ребенок автоматически ему сочувствовал, одновременно не принимая всякую шпану, которую наш милиционер заслуженно наказывал.

Встречи с милиционерами в реальности когнитивного диссонанса тоже не вызывали. Нормальные дядьки – вежливые, строгие, но справедливые – и делающие нужное дело. Гадов наказывают, порядок поддерживают, ведут себя нормально.

Светлый образ стражей порядка слегка подпортила в моих глазах неприятненькая история. Однажды наша мальчуковая группа играла во дворе, и под руку нам попались ящики из-под селедки, выброшенные за двери универмага. Дощечки этих ящиков были хрупкие, сама тара явно шла на выброс, так что мы радостно упражнялись в «каратэ», круша дощечки не хуже таинственного «брусли» из кино.

В какой-то момент к нам присоединились трое мальчишек из соседнего двора. Мы классно подурачились вместе, после чего бодрые ребятишки вдруг представились «юными друзьями милиции» и сдали нас в детскую комнату за разрушение социалистической собственности. Воспитаны мы были как и положено цивилизованным советским мальчикам – практически как девочки – потому пошли в отделение понурив носик, без возражений и драки. Там нас попугали, и отпустили – раз и навсегда научив внимательно выбирать даже самых случайных приятелей.

Помимо этого случая, конфликтов с властями у меня не возникало, и отношение к милиции было неприязненным, но в целом равнодушным. Поэтому когда вернувшийся из армии Витька (по прозвищу «Пипитька») подался в милицейские водители, я к этому отнесся спокойно. А вот сосед Вовка называл Пипитьку «ментным поганищем», и вообще явно стыдил за такой выбор. Витька, даром что был лет на шесть старше, на Вовкины издевки огрызался, но правды за собой явно не чувствовал. Это было неожиданно.

Ну а потом рвануло… Редкие и невнятные вяки про какие-то «события» на окраинах страны вдруг выплеснулись волной звериного, ошалевшего беспредела на улицы – и общество разорвало на куски. Несчастные совковые менты, как брошенная хозяином овчарка, пометались-пометались, да и перестроились в еще одну бандитскую прослойку общества – как будто их без того было мало. Откуда ни возьмись выросли резиновые дубинки и ОМОН – милиция, специально созданная для избиения трудящегося быдла, то-есть нас с вами. Это уже было совсем интересно, получалось что власть хочет нас раскатать в кровавую кашу, вместо того чтобы защищать!

И они нас раскатывали… Дядя Стёпа стал неумным приколом из прошлого. Демократическим настоящим стал омоновский мусор – тупое, злобное рыло с непередаваемой звериной жутью в глазах, непрерывно готовое словить пулю и нож от своих бывших «подопечных», а теперь коллег. Эти рыла с довольным гыканьем и нечленораздельным матом забивали насмерть ветеранов, приносивших цветы к Вечному Огню у кремлевской стены, отжирались на взятки, сотрудничали с уголовниками, и по первому мановению клешни вечно бухой президентской туши массово убивали и мучили людей.

Я помню как такие рыла лупили из коротких автоматов по ларькам первой октябрьской ночью, когда ельцинская банда еще только-только отдавала Москву на откуп и забаву периферийной мусарне. Я видел, как они изрешетили таксистскую Волгу на выезде из туннеля на Ленинградке – машина замедлила движение и слепо ткнулась в бетонную стенку, а довольные рыла пошли посмотреть на результаты охоты, весело пересмеиваясь. Один из них остался подбирать гильзы с земли – интересно на кой? Отчетность писать за боеприпасы, расстрелянные по «красно-коричневым снайперам»?

Потом так получилось, что я шел из парашютного клуба домой, и на одной из старых, кривых московских улочек, миновав пару вооруженных ментовских рыл услышал сказанное мне в спину «Стоять…» Недопонял, услышал рев «Стоятьблясука!» Встал. Подозвали, спросили документы. Паспорт с собой был, и толстый мент в шинели, покачиваясь спьяну, начал тупо листать его страницы. А тощий мент в поддевке тыкал мне стволом автомата в лицо и орал «Чесукаумныйнах? Щабляподохнешьсука!»

Толстый был начальником, и лениво молвил «Хуй с ним, пусть идет». Тощий взвился «Дахули, ты откуда идешьсука?» Я спокойно ответил – из клуба юных десантников. Это было хуже пощечины, теперь уже оба гада смотрели на меня пустым взглядом. Толстый спросил «У тебя что волосы такие длинные? Ты пидор? Что ты в клубе десантников делал?» Ответил, что на парапланах летал. Спокойно, ровно, как будто говорил с парой помойных собак, злобных и трусливых, и не хотел, чтобы меня укусили.

Толстый сунул мне паспорт. «Хошсукащасумрешь?» взвизгнул напоследок тощий и опять дернул стволом мне в лицо. «Нет, не хочу». «Пошел», промычал толстый. Отдал мне паспорт, отвернулся и полез к себе в карман. И я пошел, под дерганое сопение тощего и уставленный мне в спину автомат.

А потом на подмосковном полигоне кто-то из «Витязей» радостно похахатывая рассказывал, как они усмиряли врагов Ельцина и демократии. Как ехали колонной по городу, а там какое-то пидорье на крыше дома торчало, зырило на них – а они им въебали с КПВТ, порвали сукбля, ха-ха-ха.

А потом сутулый и перхатый дылда-приятель, работавший в те дни черного московского Октября санитаром на скорой, нудным голосом рассказывал мне о переполненном морге и о девчонке 14 лет с ногами, перемолотыми очередью крупного калибра.

А потом эту омоновскую мразь чеченцы жгли живьем, рвали на куски и отпиливали им головы, посмеиваясь и снимая на камеры. И – сурпрайз-сурпрайз – их почему-то было совсем не жалко. Ни чеченцев, ни ельцинскую сволочь.

После всего этого Дядя Стёпа перестал быть историей, он стал издевкой. Переименовать продукт подлой и чудовищной дерьмократической мясорубки из человеческого слова «милиция» в бесчеловечное слово «полиция» логично и правильно, здесь не о чем спорить. Они уже давно не милиция, давно не с нашей стороны. Так уж исторически сложилось, что «службу эту очень важной находили» в основном те, кто был слишком труслив для преступника, и слишком подл для жертвы. Дорвавшись до своей маленькой, но жестокой власти эти люди убивали и калечили, издевались, предавали и вымогали в охотку, по праву.

Нет смысла жаловаться на гэбиста, графином раздробившего челюсть Королеву, забывая о карательных отрядах полицаев, сжигавших живьем своих односельчан, или казаков, ставивших крестьян на колени в снег. И опричник, и омоновец – все они особая прослойка, которая есть в любом обществе. При разумном применении эта прослойка полезна. При попытке дать ей собственную власть – чудовищна. И «бороться» с ней глупо, кто говно-то будет разгребать вместо них? Ну а что платят за такую услугу простые люди отбитыми почками – так это потому что лохи они неэффективные, чего жалеть.

И шутки о том, как товарищи красноармейцы вешают господ полицейских – они смешные, конечно, но на сегодняшнем уровне деградации страны беспомощны и бесполезны. Толпе нужно пройти через большие страдания, чтобы единогласно и сознательно стать народом. И только народ сможет породить плоть от плоти своей чекистов с горячим сердцем и холодным рассудком, которые не щадя живота своего будут уничтожать контру, руководствуясь революционным чутьем – по-простецки называемым справедливостью.

А до тех пор будет быдло и полицаи – без партизан, ну, кроме разве что приморских.


Jan 14 2011

Пушкин и надмозги

Здрасьте, я родом из Бобруйска!

Я гуру, по-вашему это будет «учитель»…

Я щас вам расскажу о смысле жизни.

Я, в натуре, профессионал, а не любитель!

Мозг простого человека мыслит просто. Дашь ему две палки и пачку перекладин, а он тебе враз из них лестницу смастерит – даже без инструкции из Икеи. Другое дело творческая личность! Такому дашь те же самые палки с перекладинами, так он неделю травку курить будет, а потом сделает из них, ну например, цветочек…

Это не в сортирах, это в головах – для создания красивых, необычных вещей нужна такая вот скрытая пидорская жилка, в то время как для изготовления обычных, работающих предметов достаточно крестьянской смекалки. И в некоторых странах поголовье творческого пидорья существенно и весомо, а в других отсутствует практически напрочь. Вот так смотришь на автомат Калашникова и винтовку М-16, и сразу понимаешь – где цивилизация как следует развита, а где варварство еще не изжито.

Но есть и другой важный момент – язык. Если человек мыслит на своем языке, и используемые им технические или научные термины имеют те же корни, что и слова из повседневной речи – ему легче и понятнее думать. А вот если вместо родного языка изо рта бедолаги выблевываются всякие «ауральные экстракции нелинейной триангуляции в неевклидовом сабспейсе», его мозгу придется прикладывать тройное усилие просто для того, чтобы оформить свои собственные мысли: Их надо будет сначала внутренне перевести на обычный человеческий язык, потом спокойно обдумать, и наконец перевести обратно на «ученую речь».

Ох уж это трогательное наукообразие… Ну действительно, если будешь говорить простым языком, ты же ничем не сможешь выделиться из остального серого быдла! А ведь в институте учился… Так что ни шагу без умных терминов, ни слова без апломба – понятно же «менеджер группы санации» это не хухры-мухры, даже если она всего-навсего руководит бригадой сортирных поломоек. Так просто выдернуть родные корни, превратить слово в «термин», и сразу выглядеть намного умнее и полезнее…

И в общем-то можно себе представить моменты, когда бормотание с коллегами на известном только в узком кругу псевдоязыке потенциально полезно. Например, бубнят такие себе два доктора что-то о «саркоме» и «метастазах», а перед ними лежит человечек в исподнем, глазами хлопает – и понятия не имеет, что дело закончится ампутацией. А ему водки, тряпку в зубы, по башке киянкой хрясь – и давай ногу отпиливать… Медицина, дело тонкое.

Но чаще всего бескоренное словоблудие просто зашкаливает, а в сочетании с отсутствием достаточного поголовья творческих личностей выглядит жалко и неизящно. Как будто тупорылые чурбаны мычат через слово на своем наречии, пригодном только для описания жизнедеятельности баранов, что-то современное. «Э чукрун-дудуль селуляр фаер алярм он де терд флоур…» И знай только довешивают что-то про нано-инновации к и без того уже искалеченной по самое нехочу ридной мове.

На всякий случай – я не против заимствований, иногда они просто неизбежны – особенно если предмет разговора придуман за бугром. Но почему бы не быть последовательным? Если уж перевели «аэроплан» как самолет, кой чорт элероны с фюзеляжем так на французском и оставили? Мерчандайзеры хреновы…

Менталитет нам, вишь ты, не позволяет уделять внимание деталям и делать вещи аккуратно – вместо этого дергаем все у буржуев и корежим на свой лад. Да так, что ни буржуям не понятно, ни себе. Постойте-ка, а почему так? Как сложилась эта привычка к самоуничижению, разрушению своего языка чужими словами? И почему не уродились у нас пидарасы в таком количестве, чтобы даже автоматы делать красивенькими и аккуратненькими?

Возьмем дремучее средневековье – у буржуях в европах шуты, на Руси скоморохи. Там короли, тут цари. Грызутся между собой, жмут соки из трудящего населения, у всех все одинаково. Но где-то между Иваном Грозным и Петром параллель разошлась… В европах уже играли на гитарах и занимались физикой с химией, а на Руси так и лабали на гуслях, да мед-пиво пили. Какие-то очень продвинутые вещи типа нарезных стволов к пищалям делались, но всегда штучно, барину в подарок, и достоянием масс не становились.

Петр по рассмотрении сложившейся ситуации рубанул в четко определенном направлении – вышиб попов из власти пинком под сраку, сбрил бороды боярам, и начал срочно тащить из-за бугра и массово внедрять все, в чем Россия отстала за несколько веков. Результат не замедлил сказаться – пролом окна в европу был сопоставим по значимости для страны со взятием Казани, и западолюбивый царь заработал право называться Императором, даже с учетом жирующих за счет метрополии «колоний»…

Эта древняя «модернизация» от Руси до России показала отечественную грекопосаженную церковь в очень неприглядном виде – именно попы придушили наше посконное творческое пидорье, затормозили прогресс и удержали страну в темноте и убожестве. Именно они заложили фундамент россиянского менталитета, выжгли его как клеймо в характере страны, сделали тупую, покорную, пьяную ущербность основой национальной культуры.

Как только Петр оттащил попов от контроля над мозгами и вломил им на предмет прекращения раскола, сразу же на горизонте замаячили Михайло Ломоносов и прочие бодрые разумом невтоны– а бабы стали плясать бальные танцы и показывать ляжки в европейских подвязках, хозяину на потеху. Страна опять подтянулась к общему уровню, и даже армия на какое-то время стала боеспособной, проявив себя как самое ядреное пушечное мясо в европейских заварушках. Но верх давит силой, а низ берет упорством, поэтому после Петра все постепенно откатилось обратно, в посконную дремучесть.

Даже негр Пушкин – ум, честь и совесть русского языка – так и пробултыхался всю жизнь между нянькиной кружкой и коллежскими куртуазностями, и в результате помер на французской дуэли, получив русскую пулю из элегантного Лепажа. Что уж тут говорить о современной нам «интеллектуальной элите», не знающей ни своего, ни чужого языка, но тужащейся дадуть всем урок грамотной речи – путаясь между мнёвниками и градским самоуправлением… Как ни начнут они что-то заграничное переводить на русский язык – так вечно у них очередные «надмозги» получаются, и лобстеры вместо омаров.

Есть в русском языке такое ключевое слово – косность. Означающее «пусть будет как было, даже если было через жопу». Косность любят заменять всякими красивыми эпитетами, типа приверженности традициям, верности устоям, древней культурой и т.п., но сути дела это не меняет – если оставлять все как есть, в то время как соседи постоянно придумывают что-то новое, ты очень скоро окажешься унылым говном, плетущимся в хвосте каравана, и будешь вынужден производить очередную модернизацию в попытке наверстать упущенное. Движение вперед требует постоянного самоусовершенствования, и обязательно – способности мыслить на собственном языке, без оглядки за бугор.

Поэтому беда наших вечных инновационных рывков в том, что страна не успевает изменить менталитет. Ее просто выдергивают из вечного средневековья в очередной пост-модерн. В результате бабы хоть и пляшут балет для барина, но поют «дура-дура-дура-яа» для души. Талантливые русскыя актеръ’ы учатся нюхать кокаин и изображать страдания по новейшим иностранным лекалам – а их зрители ходят в баню раз в год по праздникам, и жрут водку. Государство натужно перенимает иностранный опыт, чтобы не сдохнуть под давлением бодрых соседей, а масса населения так и лепит иконки на приборную панель иномарок.

Вот и коммунисты произвели очередную модернизацию и опять выдернули тупую, косную, серую и вечно дохнущую с голода «империю» на уровень супердержавы, застроили ее заводами и школами, дали свет. Но стоило им умерить пыл, как основное поголовье населения снова, дружно и с удовольствием, откатилось в дремучее средневековье – бить молебны и бояться примет. Такое впечатление, что греческая церковь не просто выжгла клеймо на душе русского народа, она изуродовала ее так, что никаким кратвовременным модернизациям не исправить этого.

Мы живем так, как думаем. А думаем так, как говорим. И пока русская речь состоит из ругани и исковерканных иностранных слов, корней которых мы не понимаем, мы будем зависеть от чужих, быть вторым сортом по сравнению с ними. Надо учиться говорить на своем языке, тогда и мир станет нашим.


Nov 23 2010

Охотничий сон

Охотник спал. Сон был крепким, цветным, и на удивление ясным. Вот он вылез из геландевагена, с жалостью поглядев на заляпанный грязью полированный бок машины. Вот достал из багажника дорогущую Бенелли. Вот сорвал пластик с упаковки с патронами, неуклюже напихал их в магазин. Вот он крадется, выслеживает, незримой тенью смерти идет за дичью. Чуть похрустывают влажные ветки под ногами, паутина прилипает к вчерашней щетине на физиономии, лес вокруг затих. Он слышит только свое дыхание, и даже не видит – чувствует ствол дробовика, покачивающийся, осматривающий лес  вместе с ним. Подойти поближе… ближе… обойти заросли малинника… Ухбля – прямо в рожу охотника дружелюбно лыбятся три бородатых чеченских мордоворота с автоматами!

Охотник чуть не обосрался от неожиданности. Хрюкнул, выпучил глаза, всколыхнулся с пропотевшей подушки… дома! Ё-моё. Все на месте. Вот целлюлитная тушка жены, вот грязное шмотье на стуле возле кровати, вот куча коробок и прочего хлама возле стола, ковер, иконы, уличный фонарь, тускло светящий через грязное окно… Жизнь продолжается – а ведь какой был сон! Охотник почесал рыхлое пузцо и прошлепал в терраску похлебать воды. Вернулся, подтянул семейники и пихнул кулаком подушку. Сон неожиданно продолжился с того же самого места:

Вот он обходит малинник, и видит буквально в полсотне метров впереди, за старой просекой, зайца! В сердце охотника ударила волна адреналина, он плавно присел, подтянул ствол Бенелли чуть веерх и нервно дернул спусковой крючок. Ббум! Ружье глухо дернуло землю под ногами и грубо ударило охотника в плечо. Облако дроби разорвало траву на просеке, и пара дробинок все-таки попала в зайчишку. Глупая мордочка перестала смешно шевелить треугольным носом, лапки дернулись как от удара током, зверюшка горестно пискнула и перевернулась на бок, кровь толчками потекла на пушистую шубку…

Охотник не видел всех этих деталей, его вставило от одного вида серого пятнышка, дернувшегося и оставшегося на месте после выстрела. В штанах что-то приятно засвербело, он вскочил и радостно заковылял через просеку, неуклюже перескакивая через заросшие травой колеи, нечленораздельно ухая от радости. Он жаждал поделиться удачей с друзьями, женой, написать СМСку бабе, рассказать всем о метком выстреле в гансру, наконец! А то они еще спорили, что его Бенелли говно против Моссберга!

Счастливый сон охотника продолжался, на чем мы его и оставим. Лично мне кажется, что раз уж дело все равно происходило в вымышленной реальности, наш герой мог бы придумать и что-то покруче. Например, выйти в одиночку с ножом против медведя. Или льва, или хотя бы тигра! И даже не с ножом, а с голыми руками! Ну разве не круче было бы мастерски заломать дикого зверя – кия-кия, хрясь-хрясь, ууу – взять на болевой, скрутить в бараний рог и закинуть в багажник джипа? Еще и под хвост ему присунуть… Но тут конечно главное не ошибиться. Вдруг это самец, а не самочка? Нужен глаз да глаз, да.

Однако настоящий охотник, конечно, не перепутает – он ведь умеет мастерски выслеживать. Внимательно изучит цепочку следов, высмотрит где зверь лежал, где бежал. По запаху мочи и цвету кала безошибочно установит диету будущего покойного, и точное время с момента опорожнения кишечника. Охотники – они такие, им сигару в рот не клади. Хотя вроде бы в наше время неприлично оленье говно по лесам обнюхивать, ну так для этого у охотника есть собака – верный друг человека! Натуральный обнюхиватель испражнений и приноситель палок – или же мастерски замоченных охотником зайчиков и птичек.

Более того, если живые мишени выращены специально для этого в питомнике, они и убежать-то не смогут толком – собака их самостоятельно изловит и порвет, а охотник бабахнет в кусты да запишет жертву в свой актив – псина спорить не будет… Ну а на крайняк можно и собаку шлепнуть, если никаких других зверей в лесу не попадется. Подумаешь, несчастный случай – работа у них такая. У собак и егерей. Зато хоть подстрелишь кого, не зря съездил.

И потом, понятно что мясо можно в магазине купить, но это же для лохов! Ведь если хочется определенный сорт мяса, а под рукой есть ствол, надо же захуярить картечью – и строгать с костей, пока свежее! Ну и что, что это был соседский кот – главное, дичь. Живая, а потом мертвая, собственноручно забитая. В этом весь кайф.

Государь николашка-то вот, православный император всея руси, тысячами расстреливал и кошек и ворон в самые ответственные для страны моменты – а потому что охотник, и толк в свежем мясе понимал. Так что окрестные крестьяне старательно ловили и приносили ему Васек и Мурок, лишь бы батюшке царю было приятно. Ну может и не покушает потом, так хоть постреляет и в дневничок запишет – все одно богоизбранной особе в радость, и крестьянину полезно – копеечку дадут. Лично от государя, соседям на зависть.

Мне всегда было интересно, эти вот моральные уродцы в камуфляже, которые подгоняют дичь из питомников под расстрел пузатых офисных работников – если им забашлять как следует, они ведь и собственную задницу под жакан подставят, нет? Ну, или там коллегу невзначай выведут на линию огня, лишь бы клиенту угодить? А то чего – мясо оно и есть мясо, мишень есть мишень. Не из магазина, свежак!

Все-таки главное в охоте, наверное, это чувство абсолютной власти над тем, кто слабее, с непременным последующим убийством. Иначе неинтересно – если не убить, так это все равно что бабу свою в пьяном виде за волосы оттаскать. Это кто угодно может, не мужик что-ли… А тут – птичку! С дыбана! Или оленяшку из винтореза с лазерным прицелом! Красота. Сразу понятно – настоящий мушчина и сомэц.

Все равно как чеченский джигит – вытащит из зиндана полудохлого от голода пленного солдатика, тот боится, молит не убивать, а он ему раз – и член ему ножом оттяпает, да в рот ему же запихает! И потом медленно так голову ножом отпилит, чтобы хрипело и булькало, и ноги дергались – и все это на видео, да в ютуб с аккаунта какого-нибудь ингушского студента-юриста. Потом весь аул уважать будет, детишки папой гордиться. А он в Москву поедет, и будет там на виду у всех русских свиней баранов ножом кромсать прямо на главной улице, под курбан байрам – чтобы знали, говно, кому кланяться. Вот это я понимаю, настоящий джигит. Настоящий охотник.


Nov 3 2010

Про русские лица

Как и любой нормальный ребенок, в детстве я очень любил смотреть фильмы про войну. Во-первых, там мочилово и рубилово – это круто. Во-вторых, там офигенные герои, с ними здорово себя отождествлять. Ну и тоже есть чем гордиться – это же мы немцам пизды вставили, а не наоборот. Сплошной позитив!

Помимо фильмов, я еще и читал книжки про войну – благо их было много и (хотя мы этого не ценили) практически бесплатно. Там было все то же самое, что и в кино, только без мерзких актерских рож – поэтому можно было представлять себе настоящих мужиков, а не театральных пидарасов с трехдневной щетиной, истерически пучивших зенки с экрана.

Книжек было много, и в силу убожества авторов (в массе своей точно таких же пидарасов, только от литературы, а не театра) они достаточно быстро надоедали. Но были и настоящие шедевры, вроде книжки про Маресьева, написаной фронтовым друганом моего деда – Борисом Полевым. Было и чудесное, выворачивающее кишки и душу, многотомье Симонова о живых и мертвых. И по-хохлятски обстоятельная, добрая книжка про Ковпака, написанная Вершигорой.

Когда я читал вот эти, истинные книжки – я плакал. Без стеснения, потому что там все было правдой, и люди вызывали восхищение, близкое к религиозному. С той только разницей что вместо верующих извращенцев, военные святые разматывали свои потроха не ради коллеги Санта Клауса по правоверным комиксам, а ради родины. Земли, на которой я родился, и которую другие, родившиеся и жившие вокруг меня, позже попросту слили.

Самым удивительным впечатлением, помимо чтения, было рассматривание военных фотографий. Люди на них были внешне очень похожи на окружающих меня долбоебов, но при этом в них был какой-то непередаваемый внутренний свет и стержень – напрочь менявший рязанские хари и превращавших их в лики святых. Люди на фотографиях были голодные, жестоко избитые врагом, потерявшие родню и детей, но при этом очаровательно и непобедимо величественными – потому что они потом свернули шею цифилизованным иностранным говнюкам, которые принесли всю эту боль на нашу землю. Тогда еще нашу.

Именно поэтому таким невыносимым был культурный шок рубежа восьмидесятых – начала девяностых. Когда те же самые лица, вооруженные теми же самыми героическими ТТ, стали мясом перестроечной бойни. На радость иностранным инвесторам улыбчивые, добрые, веселые ребята резали, жгли, мучили и рвали друг-друга на куски так, что фашисты бы позавидовали. Кладбищенские аллеи пополнялись тысячами фотографий, которые запросто бы сошли за фотки военных времен – только с другими датами и по совсем другому поводу.

Я не мог этого в себя вместить. И сейчас не могу. Потому что невозможно верить ни во что, если паренек с гагаринской улыбкой может полететь в космос, а может и растерзать старушку, у которой отбирает квартиру. Невозможно выносить как данность то, что умный и острый взгляд врача, казалось бы способного вылечить любую болезнь, превращается в маску экономиста, аккуратно рассчитывающего, сколько безработных должно сдохнуть с голоду в процессе такой-то и такой-то «экономической реформы». Что шариковы, еще недавно казалось бы совсем уже ставшие людьми, откатились назад – до уровня чугункиных. Это было больно видеть тогда, мучительно и теперь.

И вот от этого наверное так и произошло, что я не смог больше переносить подмены героев дерьмом, да еще с сохранением прежнего брэндинга. Я и сейчас не люблю кушать советские конфеты, потому что теперь к родному названию добавился безродный копирайт. Очень неприятно, когда такое происходит. Люди все-таки сильно привязаны к своему прошлому, это все что у них есть. Если его отнять – останется только серенькое настоящее и мрачненькое будущее, что ни фига не смешно.

Вот где-то на рубеже пятидесятых я – еще не родившийся – наверное, и откололся от моей страны. Потому что мой мир героев, такой любимый с детства, был предан мерзкой тявкающей свиньей хрущевым, чуть-чуть не дотянувшим тогда до горбачевской непередаваемой гнусности. И хотя тогда волшебные старики-герои еще были молодыми и выжили, наша грязь их все-таки захлестнула под старость – и утопила в себе. А вот лица – лица святых той второй справедливой войны – так и остались в книжках. И рыльца моих бывшних соотечественников, хоть чисто генетически и схожие, лишены того света, что побеждал врага и создавал жизнь. А жаль.