Online Cash Advance Online Cash Advance

Цифилизационноэ

Что меня всегда поражало в людях, так это зависимость масс населения от окружающей среды – в социально-историческом контексте.

Дай человеку волю, ни в чем не сковывай – и получишь на выходе великолепную скотину, которой только жрать да сношаться. Что плохо лежит – утащит, с чем не умеет обращаться – сломает. Будет возможность поиметь выгоду от подлости и предательства – предаст максимально подло. И при этом будет непрерывно тосковать – хрен знает по чему.

С другой стороны, загони скотину в стойло – обставь крепкими заборами, лупи плетью за провинности, давай морковку за послушание – и получится обаятельнейшее существо. Дисциплинированное, вежливое, с четко расставленными приоритетами и интеллигентной искоркой в глазах. Даме место в метро уступит, работать будет старательно, при этом улыбаться почтительно. Тосковать станет некогда и незачем.

То-есть человек – это такое животное, которое становится личностью только будучи вбитым в жесткие рамки дисциплины и самодисциплины. А без них он пидор или быдлятина – в зависимости от физических кондиций. Самке же человека в обществе без дисциплины и самодисциплины уготована судьба и вовсе незавидная.

Потому граждане, в принципе, любят порядок. Чтобы было сильное, богатое государство. Чтобы их не обижали зря, не давали погружаться в пучину собственного убожества – а наоборот, чтобы учили и развлекали, кормили хорошо. Чтобы не скучать и не скоро сдохнуть.

Потому же гражданам так важны лидеры, государства, выдуманная славная история и прочие тотемы – обозначающие структуру общества, к которому им привычно принадлежать. Настолько важны, что если руководители или выдуманная история перестают соответствовать чаяниям толп, их сносят к чертовой матери, с кровью и руганью.

При этом гражданам не нравится, когда их дрючат по мелочам – указывают, какую одежду носить, какую музыку слушать, что есть, и с кем ебаться. Эти маленькие вещи затрагивают их напрямую, сотрясают самую суть их внутреннего мирка. Обижают и раздражают.

В то же время, если дать им волю в мелочах, но при этом жестко и непримиримо выстроить в социальной структуре более высокого порядка, чем отдельно взятая личность – граждане оказываются вполне себе довольны.

Однако человечество, к сожалению, так пока что и не нашло «золотой середины» в деле построения планетарного размара общества, в котором двуногий скот был бы доволен и эффективен. Вместо этого получились Запад, Восток, и те, кого нагибают.

Про тех, кого нагибают, говорить неинтересно. Их куда нагнут, так они и стоят себе, тихонько хныча о притеснении и завидуя силе нагибателя. А вот с нагибателями получилось интереснее…

Запад выстроил могучее здание на основе фундаментальных человеческих качеств – жадности, глупости, трусости, лживости, подлости – сконвертировав их в одну-единственную могучую страсть к наживе. С единственной, легко измеряемой ценностью – деньгами. И возможностью измерять ею все – от частных деяний отдельной скотины до громадных достижений целых государств. Есть деньги – хорошо. Нет – плохо. Чем больше денег, тем лучше.

Человек в рамках западной системы чувствует себя раскрепощенно, легко. Ему позволено быть эгоистичной скотиной – скотские достижения приносят ему деньги, а с ними чувство довольства собой. Тоски как не бывало – ну, разве только потому, что денег хочется все больше!

Для этого придумали замечательную систему ростовщичества, где деньги делаются из денег, и потенциально создают условия для бесконечного богатения, а значит и бесконечно высокого самомнения и восторга от собственного величия. Плюс – на деньги можно покупать разные блага, приносящие чисто физические удовольствия. Получившийся западный потребитель счастлив и крут, и ему совершенно не нужно идти против своей природы, все получается натурально.

И было бы человечество счастливо, если бы мы все жили в Калифорнии, или Флориде – под теплым солнышком, с желтым песочком круглый год… Да хотя бы в европах, с их гольфстримами (ну, пока их протекшей нефтью не угробили по дурке и от жадности). Но вот беда – огромные территории нашей планеты опоганены гораздо более тяжелым климатом. Суровым, диким.

Выживать в суровом климате поодиночке тяжело, народу волей-неволей приходится сбиваться в стаи, строить сложные взаимоотношения, и – неизбежно ставить общее выше частного. А выше общего ставится пахан, олицетворяющий всеобщее согласие на терпеливое коммунальное сожительство и стальной рукой нагибающий непослушных. Под одобрительное мычание большинства.

Эта грустная парадигма породила такие понятия, как совесть, справедливость, порядочность, верность долгу, любовь к Родине – все, что прямо противоречит карнавалу самоудовлетворения эгоистичной сволочи!

Вдобавок жители самых несчастливых уголков земли, в силу своей большей способности к выживанию, традиционно пиздили и прогоняли со своей земли счастливых западных скотин, забредавших к ним на предмет пограбить, потрахаться, и вообще сделать некоторый гешефт.

Что и породило экзистенциальный конфликт двух цивилизаций.

Восточная быдлятина завидует комфорту и расслабленности западных скотин, но раздражается их паскудством. Считая себя морально выше, быдлятина бесится от невозможности научить эгоистичный западный скот «правильной жизни», злится и не понимает их «фальшивые улыбки» и «двойные стандарты». Вдобавок постоянно обламывается, пытаясь привнести скотинские правила в свой быдлячий мир.

Западные скотины ржут, глядя на попытки восточной быдлятины стать «цивилизованными». Раздражаются тем, что быдлятина сидит на ресурсах, которые скотины могли бы использовать для получения собственного гешефта. Издеваются над серым быдлячьим бытом, хитрожопыми навыками выживания, нищетой, неотесанностью, и жратвой из общей миски под бдительным присмотром пахана.

Нужно быть чем-то вроде горбачова чтобы всерьез верить, будто эти несовместимые миры можно привести к общему знаменателю. Они принципиально несовместимы, и даже если все начальство восточных быдл пересадить на иностранные тачки, а всю скотину запада заставить изображать искреннее сочувствие ближнему – при малейшем конфликте все различия моментально встанут на свои места, разделяя чуждые миры.

Но при этом человеки – существа любопытные. Они тайком изучают запретный плод и пытаются понять друг-друга. Западным скотинам удивительна тоска и моральные метания восточного быдла. Им нравится их сокрушительная сила, выработанная в процессе непрерывного выживания. А восточным быдлам доставляет восторг раскрепощенность, сибаритство и творческие изыски западных скотин, их утонченность, и полное пренебрежение всеми и всяческими моральными нормами.
Хотя даже в этих попытках «понять друг-друга» просматривается совершенно циничное желание выгоды. Скотины хотят стать сильнее, чтобы получить преимущество в конкурентной борьбе. Быдлы хотят быть креативнее, чтобы выглядеть не хуже скотин. Везде личная выгода, всегда примитивная – и везде принципиальная неспособность достичь желаемого.

А потом получается, что у кого что болит, тот о том и говорит. Западные скотины превозносят свободы и демократии, словно понимая, что к ним эти идеалы относятся меньше всего. Восточные быдлы мычат о справедливости и порядочности, словно осознавая, что им только дай волю – они немедленно превзойдут скотин в самом низменном скотстве.

Поэтому мне, откровенно говоря, жалко людей. За всю историю нашей общей человеческой «цивилизации» мы не выработали практически никаких серьезных идей и целей, помимо сложных и завуалированных реакций на среду обитания. Все поползновения «быть лучше» разбиваются первым же конфликтом, и человекообразная обезьяна постоянно откатывается на животный уровень – отягощенный тоской о чем-то недостижимом.

А может, и не надо тосковать? Где мое пиво? Состояние туповатости в силу легкого опьянения – отличное лекарство от тоскливых мыслей, которые только мешают получать удовольствие от простого, животного, которое человеку так же нельзя потерять, как нельзя динозавру «потерять» свой хвост.


Comments are closed.