Online Cash Advance Online Cash Advance

May 29 2011

Вентури

– Говно эта ваша система, – уверенно сказал летчик. То-есть гироскопы вращаются потоком воздуха. Так? Воздух отбирается через трубку Вентури за бортом самолета. Так? Значит, пока самолет неподвижен, гироскопы тоже стоят. И раскрутятся только когда-то там в полете, минут через пять? Оригинально. Мне больше нечего делать, как ждать этого благословенного момента, а потом судорожно настраивать наконец-то раскрутившиеся гироскопы по компасу – как раз когда лучше было бы поставить чертову машину на автопилот и обратить максимум внимания на двигатели. Они, если вы забыли, как раз при наборе высоты особенно надрываются и любят отказывать. Так?

Инженер мрачно поблескивал очками куда-то в сторону.

– Но самое забавное, – продолжал летчик – это милое свойство трубок Вентури замерзать в самый неподходящий и малопредсказуемый момент. То-есть лечу я в облаках, все внимание на гироскопические приборы, за окном не видно ни хера, и тут вдруг раз – и авиагоризонт плавно ложится набок! И указатель поворота. И гирокомпас. А через некоторое время моя жопа начинает плавно, но непреодолимо вжиматься в сиденье. И секунд через тридцать, хуяк, вот она, матушка-земля! Только и успею разглядеть, каким виражом я в нее воткнусь.

– Говно эта ваша система, – еще раз произнес летчик, отвернулся от инженера и пошел в буфет.

Инженер с ненавистью смотрел ему вслед. У него все еще стояли перед глазами вереницы чисел, остроумные расчеты давления, температуры и влажности воздуха, сопротивления трубопроводов, оборотов маховиков гироскопических приборов…

– А он все-таки прав. Говно эта ваша система, – точно так же безоговорочно произнес другой голос откуда-то из-за спины инженера.

Тот нервно обернулся – на него лениво, уверенно и не без чувства презрения смотрел механик. В грязных руках он держал промасленную ветошь. В зубах у него торчала засохшая травинка.

– А вам что в ней не так? – постепенно раскаляясь, резким тоном спросил инженер.

Механик внимательно посмотрел на него, повернулся и пошел к машине. Через несколько шагов он слегка повернулся в сторону инженера и подозвал его пальцем.

– Дырку видите? – спокойным тоном спросил механик.

– Какую?! – рявкнул инженер.

– Впускное отверстие в диффузоре Вентури, – ответил механик. Оно слишком маленькое, вы отсюда не разглядите. А вот мухи – увидят. Муравьи тоже. Букашки всякие – они любят по мелким дырочкам ныкаться.

– Закрывать надо! Чехлами! – взвизгнул инженер.

– Ну естественно, придется, – протянул механик. Только если там что-то – хоть букашкой, хоть песочком – засрется, калибровать эту радость придется заново. И трубопроводы если где перегнуть – тоже. И все это время машина будет стоять.

– Вот и работайте в темпе, чтобы долго не стояла! – отчеканил инженер, развернулся и пошел к своей машине. Ему казалось, что он выглядел в этот момент не хуже летчика, только подергивалось правое веко…

– Погодите-ка минутку, пожалуйста.

Инженер вздрогнул и обернулся – со стороны административного здания к нему подходил, протягивая руку, прилично одетый человек.

– Я администратор флота, мы только что приобрели машину с вашей новой системой. Возможно мне показалось, но наш шеф-пилот и главный механик только что обсуждали с вами некий потенциал для ее улучшения…

– Сэр, это очень сложное оборудование, новое, – отрывисто произнес инженер. Ему очень хотелось послать всех как можно дальше, но он был достаточно опытным специалистом для того, чтобы знать, как надо быть вежливым с клиентом. Клиент – это деньги. Поэтому он выдавил из себя улыбку и начал привычное маркетинговое заклинание:

“Наша корпорация гордится тем, что эта революционная система установлена на десятках самолетов Авиалиний Альфа. Я не специалист в коммерции, но насколько мне известно, их рентабельность сильно выросла за счет возросшего объема перевозок в сложных метеоусловиях…”

– Кхм, – глаза прилично одетого человека слегка изменились. Изменился и его тон – Насколько мне известно, недавняя катастрофа пятой машины флота Альфа произошла как раз в сложных метеоусловиях, в ситуации, похожей на описанную вам моим шеф-пилотом. Я понимаю, что вы не можете комментировать на этот счет, но что конкретно вы могли бы ответить на его слова?

Что за свиньи – думал инженер, глядя на дорогу – сколько отделов работало над этой системой, какие сложные задачи были решены, какие элегантные решения найдены, и вот пожалуйста – прокладка между самолетом и штурвалом недовольна. Грязный мужик из ангара, тоже. А уж этот барыга – владелец флота… Тупые животные, им невозможно объяснить суть технического прорыва! Одних диссертаций сколько было защищено по тематике новой системы слепого полета. Дикари.

– Джон, я знаю, что эта система – говно. Все эти системы говно, но мы же не первый день в бизнесе! – пожилой, лысый человек внимательно смотрел в сторону телефонной трубки, как будто это было лицо собеседника.

– Да, нам нужно было поднять весь этот шум о качестве, безопасности, технологическом прорыве, росте рентабельности, иначе кто бы дал нам бюджет? Больше того, кто бы вытащил это на уровень военных, без которых вообще не удалось бы ничего продвинуть ни на какой рынок?

Голос в трубке бормотал что-то свое, и лысый человек согласно кивал головой, одновременно чуть подергивая плечами в знак несогласия.

– Я все понимаю, дружище, но это же бизнес, о чем разговор… Ты сумел привлечь инвесторов, Чарли поднял отличную кампанию в прессе, Маркхэм-старший смог провернуть дело в нашу сторону в Конгрессе, в результате ты вышел на военных… ну и что, что у них ебнулся очередной бомбардировщик! Мы ни с кем не воюем, это нормальная авария на тренировке. Все прекрасно знают, что система надежна – если не летать в неподходящих условиях и гарантировать обслуживание в соответствии с требованиями производителя… да, да. Конечно же все в порядке – я понимаю, что тебе пытаются проебать мозг с этими катастрофами. Ничего страшного, я поговорю с Майком – он сделает очередную демонстрацию для комиссии из Федеральной Администрации, Чарли придавит шум в прессе – он уже давно хотел пнуть редактора Авиэйшн Тудей, теперь самый подходящий случай… да. Все в порядке. Так что там насчет субботнего гольфа? Говорят, погода совсем говно?

По коридорам корпорации носились, как ужаленные, кучки людей в белых халатах. Залы для совещаний были задымлены так, что в любой момент могла сработать пожарная сигнализация. Инженеры судорожно пытались разобраться, почему трубки все-таки замерзают. И трубки ли это, или трубопроводы? И что конкретно отказывает? В лабораториях техники терпеливо расковыривали обугленные и окровавленные обломки, пытаясь определить конкретные детали отказа. Чертежные доски покрывались бессчетными неуклюжими диаграммами. Куски системы на стендах обдувались потоками воздуха и забрызгивались водой.

– Сэр, мы нашли! – голос инженера был прерывист, он все еще перекатывал под языком таблетку валидола, но глаза его сияли, как у ребенка.

– При определенном сочетании влажности и температуры, система размораживания Вентури подает пар во внутренние трубопроводы. Если они проходят через мотогонодлу, как например вот здесь (он показал на красивом разноцветном рисунке), вода замерзает прямо в трубках из за перепада температуры, создаваемого внутренней цирукляцией забортного и подогретого мотором воздуха!

Сразу несколько лиц из числа присутствовавших помрачнели. Ведущий по испытаниям задергал щекой – он не понимал, как они могли это упустить. Главный по приемке заерзал на кресле – он готов был разорвать своих людей, не заметивших подлянку. Технолог мгновенно прикинул, что теперь трубопроводы надо будет засунуть в теплоизоляцию. Инженер, словно в ответ ему, подумал, что еще неизвестно, не поспособствует ли микроклимат изоляции конденсации водяного пара при других, еще неизвестных условиях. Группка ответственных за производство трубопроводов начала судорожно переглядываться, заранее думая о том, как перестроить уже работающие промышленные линии. Финансист побелел и дернулся в сторону шефа – откуда взять деньги на это? Шеф задумчиво грыз зубочистку и тянулся в карман за телефоном адвокатской конторы. Он буквально видел трупы и материальный ущерб радостно стремящиеся повиснуть на нем.

Зазвенел телефон. Все заткнулись. Шеф протянул руку.

– Да мистер Джейсон, они нашли, в чем проблема. Дело в следующем…

Свежий выпуск Авиэйшн Тудей нес на самом вкусном месте крупный заголовок: “Прорыв в безопасности полетов!” Статья в благостных тонах рассказывала о том, как компания Вентури создала новое поколение гироскопических систем, обеспечивающих еще более высокий уровень безопасности, в сравнении с предыдущими. В статье подробно рассказывалось о новейшей технологии теплоизоляции, показывались выгодные сравнения с иностранными аналогами, упоминались новые многомиллионные инвестиции и расширение сотрудничества Вентури с военными.

Автор статьи, новый аналитик, очень старался. Предыдущего гуру вышвырнули за дверь на его глазах, и редактор специально намекнул на профнепригодность и алармистские настроения, а также пренебрежение стремлением частных компаний и государственных структур совместно трудиться на благо безопасности полетов. Новый аналитик все правильно понял.

Появление статьи с многочисленными перепечатками и восторженными отзывами специалистов, а также расширение сотрудничества военных с Вентури, немедленно отразилось на рынке ценных бумаг – акции подпрыгнули вверх, биржа дернулась в экстазе. Мистер Аллистон, прикупив приятный пакет, улыбаясь, садился в удобное кресло первого класса флагмана Авиалиний Альфа. Стюардесса приятно улыбалась ему.

– Ведь этот самолет оборудован по последнему слову техники, как указано в газете? – спросил мистер Аллистон у стюардессы.

– Не сомневайтесь, сэр! – обаятельно улыбнулась девушка.

Еще бы я не сомневался, подумал мистер Аллистон. Распилить такое количество денег под презентационные расходы, оплатить высший класс, и чтобы при этом ебнуться, как на каком-нибудь сельском кукурузнике?! Смешно. Он даже чуть попыхтел от возмущения, закурил сигару и откинулся в кресле.

Двигатели заурчали, и самолет мягко покатился в сторону взлетной полосы. День был прекрасный – теплый и влажный, с мягкой дымкой, оттенявшей чрезмерно палившее в последнее время солнце.

– Я понял, говно эта наша система! – вскрикнул инженер. Он улыбался, глаза яростно сверкали из-под очков.

– Смотрите, мужики, надо вот так: вешаем на распредвал двигателя редуктор, к нему помпу – обычный вакуумный насос, с фильтром – и сосем этот херов воздух! Пока моторы работают – гироскопы будут крутиться!

– А если встанут, то что? – резонно возразил один из коллег инженера, и в курилке закипела очередная техническая дискуссия.

– Говно эта ваша авиация, – мрачно подумал фермер Джейкоб-Абрахам Шестой, глядя на развороченные, дымящиеся куски самолета, грохнувшегося полчаса назад на его поле. Обгоревшие стебельки пшеницы все еще дымились, и Джейкоб-Абрахам тоскливо думал о будущем разговоре со страховой компанией. Надо будет срочно вызвать сына из города, подумал Джейкоб-Абрахам, развернул свой пикап и поехал к дому.

Теплый ветерок поднял и закрутил вслед грузовику обугленный обрывок розовой бумажки, на котором виднелись буквы “…ентури”


May 26 2011

Власовские звезды

Толь, ну этот же пластилин не желтый ни фига! Он какого-то поносного цвета…

[Тетя Лида]

Модель рекомендуетс окрашивать специальными красками для пластиковых моделеL выпускаемыми предпри тием «ЗВЕЗДА»

[орфография оригинала инструкции по сборке модели 1:72]

Когда сын наших знакомых при встрече подарил мне игрушку – сборную модель штурмовика Су-25 в семьдесят втором масштабе – я был очень тронут. И даже взволнован. Еще бы – последний раз лепил что-то такое в старшем школьном возрасте, лет двадцать с лишком назад! «Эти модели, они не очень хорошие», честно сказал Илья. «Мы с папой пытались собрать одну такую, но забросили, не смогли доделать». Хороший мальчишка.

Спасибо за предупреждение, дружище – но я же матерый моделист, каких только моделей не перестроил за свое счастливое советское детство. И кордовые, и радиоуправляемые, и масштабные, и бумажные… Лепил катера и самолеты, машины и домики для ГДР-овской 12 миллиметровой железной дороги. И с деревом работал, и с пластиком, с чем угодно. Благо стоило оно все сравнительные копейки и было повсюду – разве что за железнодорожными моделями приходилось мотаться в Детский Мир. Ну и чехословацкие модельки мне подарил приятель Артюха – у него бабушка куда-то там ездила, и привезла. А так-то и местный магазин игрушек был вечно забит всяким, и в кружке при Дворце Пионеров материала и инструментов было навалом.

Хотя ситуация именно с масштабными пластиковыми модельками была дурацкая. СССР закупил у обанкротившегося английского Фрога порядком изношенные промышленные линии, в результате миллионы советских детей дружно лепили из неуклюжих деталек Москито, Свордфиши и Хантеры. Мы совершенно точно знали, где какой ствол торчит у Р-61, и где у Лайтнинга радиаторы, но при этом совершенно не представляли, как выглядит уже два десятка лет как угнанный за бугор МиГ-25. Последним словом авиатехники считался МиГ-23, но и его моделек в магазинах не было. Школьный неприятель Руслик вообще нарисовал у себя на дерматиновой школьной сумке Мираж III, и всем рассказывал, что это лучший в мире истребитель.

Аналогично обстояло дело и с железными дорогами – немцы тщательно, качественно и красиво воссоздавали мир своих собственных «железок». Дистанционно переключаемые стрелки, новые и старые локомотивы, орды интереснейшего вида вагончиков – но где, пардон, были при этом наши умельцы? Почему советский ребенок отлично представлял, как выглядит прототип локомотива BR91 Мекленбургских железных дорог, но не узнал бы в упор отечественную «Овечку»? Идиоты. Такую волну добровольного детского патриотизма и интереса к технике просрать.

Кстати, республики в этом смысле были поумнее центра – помню, когда мы ездили на Азовское море, там продавались отличные книжки с развертками бумажных летающих моделей, под названиями «харкiвский лiтак Лавочкина», или что-то в этом роде. Самая свежая русскоязычная книжка такого плана из моей библиотеки датирована аж 1951 годом. И книжка, кстати, отличная – сразу видно качество Сталинской эпохи: Точные чертежи, интересный и познавательный текст, отличные иллюстрации, но главное – построенные модельки великолепно летали, давая возможность ставить множество экспериментов, открывая перед ребенком мир практической аэродинамики.

Впрочем я отвлекся, давайте-ка вернемся к подарку…

Коробка выглядела вполне презентабельно. Логотип в виде советской звезды цвета власовского триколора, множество предлагаемых моделек отечественной летающей и ползающей техники на вкладыше. Довольно скверного качества, но на первый взгляд читаемая простыня инструкции, небрежно сложенная пополам. В подарочном наборе прилагались клей, краски и кисточка – ну прям Европа! Раися вперде и вообще чудеса рынка и демократии. Типа наконец-то наши смогли.

Смогли, ага. Сделали все в русской национальной традиции – что не спьяну, то через жопу. Разве что обертка вышла поярче.

Да и даже обертка – в мое время школяры обменивались «боковинками», отрезанными от буржуйских коробок фирмы Novo цветными проекциями моделей. Глядя на них, собственные модельки было удобно и легко раскрашивать. «Звезда» изобразила две схемы окраски прямо на сборочном чертеже – и обе в черно-белом варианте. Причем краски прилагалось только на первый вариант – второй требовал еще одного цвета, который в подарочном наборе отсутствовал. Экономика должна быть экономной, да-да. Ладно хоть на крышке была цветная картинка Су-25 – не Петровский, конечно, но лучше, чем ничего.

Ну а дальше начался цирк с конями… Видели бы вы эти фугаски. Ну кто догадался распотрошить хвостовое оперение ФАБа так, чтобы из четырех «крыльев» два были на бомбе, а еще два – на литнике, причем соединение с литником идет в упор, и размером в четыре раза больше детали? То-есть отделяя эти крылышки даже тоненькими кусачками, неизбежно покурочишь. Так что я аккуратно перекусил их, вытащил половинки размером 2-5 миллиметров пинцетом и склеил заново. Идиотизм… А потом еще на эти крылышки присобачивается кольцо «стабилизатора», толщиной с саму бомбу. Сколько я это кольцо подтачивал, чтобы стало потоньше – пестня…

Остальная сборка была в том же духе. Подгонка там, подпилка тут. Что-то приходилось вытачивать из кусков отливки, что-то очень основательно выправлять по месту. Нет, качество все-таки было чуть получше, чем у старых «нововских» моделек! Те-то вообще были все наперекосяк, не совпадающие никаким боком и не соответствующие никаким нормам точности. Опять же, у модельки от Звезды внутренняя расшивка – не надо мучиться, выскребывая швы между листами «алюминия» при помощи шила.

Деталей в наборе не так много, и унификация (например, пилоны подвески вооружения) вполне грамотная. Опять же, сделаны детальки с запасом, так что их можно подпиливать – это гораздо лучше, чем сделанные «впритык» кривульки, которые приходится наращивать с помощью шпаклевки. Но, например, носовая часть фонаря – прямоугольная, а посадочное место под нее – овальное. Что с зазорами-то делать, не подумали? И это на самом заметном месте…

В то же время, если пропорции модели процентов на 80 соответствовали оригиналу, то «мелочи» типа формы антенн, стоек шасси, малых воздухозаборников, расположения люков и прочего – просто фантазия авторов. Отдаленно напоминает что-то настоящее, но не более того. Так что я бы не сказал, что это масштабная «копия» –просто игрушка, смахивающая на прототип, если не особенно прилядываться. До серьезных наборов продукту Звезды очень и очень далеко.

А вот простыня инструкции не годилась даже на подтирку. Детали нарисованы плохо, сама схема оказалась неточной (особенно позабавило изображение подкосов главных стоек шасси), а мешанина с разными вариантами сборки превращала и без того полуосмысленный рисунок в полный бардак. Зато подписи к «чертежу» были на русском и английском, а краткая историческая справка аж еще и на немецком, испанском и итальянском!

Так и представляю себе несчастных буржуев, матерящимися себе под нос на разных языках: Porca maladetta! La concha de tu madre! Der teufel soll das alles buserieren! For hell sake man that’s a piece of crap!” Ну серьезно, принимающие решения персонажи из Звезды – вы действительно думаете, что кто-то будет это покупать за бугром? Лепить советские штурмовики вместо своих собственных? Буржуи, в отличие от нас, крайне патриотичны, и все эти трогательные «ястребки» и «ишачки» для них – четкий образ врага. А звезда для них не лучше свастики, так что может вам еще и над логотипом подумать, раз уж метите на экспорт?

Нет, конечно, редкие фанаты найдутся и на советский хеви метал, но я не думаю, что им будет очень весело строить звездовские модельки из кривого набора – особенно когда их местные магазины забиты чем угодно, от Ревелла до Хасегавы, и наши с вами вражеские самолетики с танчиками там вполне присутствуют.

Я почертыхался, но все-таки закончил модельку Су-25. Сделал «стояночный» вариант с отвисшей лесенкой и убранными воздушными тормозами, и полной подвеской. Подвеска дурацкая, потому что висит вся номенклатура подряд (задание-то какое было на этот вылет, а?) Зато смотрится пальцасто. НУРСы толстыя и тонкия, баки подвесныя, сайдвиндеры-шестидесятки, бонбочки сотые – как будто на показуху перед начальством самолет вырядили…

Если напрячься и отвлечься от мешающих деталей, можно себе представить, как какое-нибудь мудло типа Руцкого, пыхтя, лезет в кабину на фотосессию. Или национальный герой независимого Азербайджана Курбанов, поблагодарив помощников Мамедова и Кулиева, вот-вот угонит Сушку в Евлах – чтобы потом осыпать фугасками спящие армянские деревушки. Или какой-нибудь безымянный россиянский летеха понесется помогать Шамилю Басаеву мочить грузинских мясников и украинских нациков в абхазской заварухе.

Увы, история неплохого советского штурмовика Су-25 написана, в основном, грязью. То он защищал будущих участников российских бандитских группировок в Афганистане, то убивал мирное население собственной страны во время парада суверенитетов, то превращался в ошметки под американскими бомбами на далеких арабских аэродромах… Помнится, ильюшинцы упрекали суховцев в отсутствии бортового стрелка – и в настоящей войне это может быть и вышло бы боком, да только сушке пришлось, в основном, потрошить беззащитное человеческое мясо в пользу всяких уродов – на кой там бортстрелок?

Но я снова отвлекся от модельки, прошу прощения!

Финальным аккордом стало размалевывание ероплана. Прилагавшаяся к набору краска фирмы Звезда оказалась феноменальной пакостью. Не годится даже на грунтовку, цвета просто чудовищно мерзкие (поносного цвета, ага). Фактура уродливая, на пластик не ложится вообще. С огромными мучениями «раскрасив» этой шмазью две ракеты и радиопрозрачную законцовку киля, я изругался и купил несколько баночек Хумброла. Буржуйская краска не соответствует советским цветам, так что общий вид Сушки получился как раз на уровне суверенных дерьмократических разборок – не пойми, что и кем покрашено. С другой стороны, уровень военного «искусства» этих войнушек как раз был таким, что серьезный камуфляж все равно оказывался побоку.

Декали… Ну, вы поняли, да? Приборную панель пришлось изображать с помощью серебрянки и зубочистки – прилагавшаяся «переводилка» не соответствовала панели по размеру. Звездочки с номерами испоганить трудно, хотя Звезде это удалось – напортачили со сведением даже двух цветов. Акулья пасть на носу вообще ни к селу ни к городу, разве что поржать, как акула плюется зубами из пушки… Так что зубы эти вместе с белогвардейскими флажками и прочими двухголовыми чернобыльскими курами я отправил в мусор, ограничившись двоящимися, словно спьяну, бортовыми номерами и политически некорректными звездочками.

Кстати о пятиконечном красно-коричневом символе. Помимо кривых моделек самолетиков, судя по картинкам из каталога, Звезда выпускает еще и множество кривых моделей танчиков, корабликов и солдатиков разных стран мира. Иностранцам покупать модельки своей собственной техники или фигурки солдат в исполнении какой-то там коммунистической раши по меньшей мере странно (да, все знают, что раша коммунистическая – под управлением бессменного диктатора путина, спросите у кого хошь на yahoo Canada!) Повторюсь, но у буржуйских детей «своих» танчиков и солдатиков местного производства навалом, незачем из-за океана чужое за бешеные деньги везти.

Стало быть, Звезда все-таки работает на внутренний рынок, подавая пример толерантности. Потому что на каждую группу советских солдатиков и танчиков приходится одна, а то и две фашистских, для баланса. На коробке гордо написано, что такой расклад одобрен Министерством Образования Раисянской Федерации. Кто бы сомневался… Так и представляю себе пивного папашу из числа мобильных и эффективных лавочников, приносящего в подарок дитятке коробку с бомбардировщиком Юнкерса: «Вот, сынок, лепи! Наши цивилизованные европейские соседи, немцы, много коммуняк покрошили на этих самолетах… Помнишь бабку Машу? Эту, из деревни, грязная такая, больная, все тебе пыталась яблоко червивое всунуть? Вот ее вместе с другими совками такие Юнкерсы бомбами лупили – небось не забыла еще, быдлятина старая!»

С другой стороны, отечественной боевой нано-технике в наборах Звезды почему-то противостоит американская. Как это так?! С ними Россия в последнее время вроде бы не воевала, даже наоборот, подмахивала, как могла, целую четверть века. Нет уж, если делаете набор фигурок «спецназа», так извольте поставить им в противовес исторически верных противников – например, героических борцов за независимость Чечни! И чтобы несколько наборов, как минимум «зиндан с русскими рабами», «лезгинка старейшин тейпов перед дворцом Дудаева» или «беременные бабы из Буденовска под дулом автомата отважных чеченских бойцов». Непременно сделайте диорамку «правозащитник Серж Ковалев, американские инструкторы и журналисты НТВ с одобрением наблюдают, как чеченцы отрезают пленному русскому солдату голову» или «чеченские дети смеются и кидаются грязью в распятого на столбе старика – последнего русского в поселке».

А вообще представьте, если уж не зевать с толерантностью и не париться по поводу патриотизмов, какой простор для десталинизированного, православного бизнеса открывается! Например, подарочный набор «концлагерь Освенцим». В праздничном варианте к девятому мая прилагается группа эсэсовцев, пристреливающая ленивых русских унтерменшей, не желающих работать по причине истощения. Или набор «фильтрационный пункт ГУЛАГа», с дополнением «НКВД-шники травят овчарками героев ташкентского фронта»…

Главное не переусердствовать. Не дай бог, слепишь что-то типа «собери два концлагеря серии premium и получи набор газовых камер в подарок». Тут сразу сработает отточенная прессой ассоциация с холокостом, и евреи вам яйца оторвут – не успеете Звезду в Свастику переименовать. Они-то как раз свою историю помнят, в отличие от русских.

В общем и целом, поделка фирмы Звезда ушла на шажок вперед от полувековой давности отливок английской фирмы Фрог – но до современных, качественных масштабных моделей ведущих производителей ей как до небес. Качество набора средненькое, документации – очень низкое, краски вообще никуда не годятся. Из всего набора мне действительно пригодилась только кисточка – привет российским белкам. Ну не аэрографом же красить это чудо, в самом деле…

Как получилось, что невидимая рука рынка и драгоценные инвестиции не смогли заставить моих соотечественников работать лучше, чем в проклятом коммунистическом прошлом – не могу понять. Казалось бы, уж теперь-то можно! Никто не мешает со своими партсобраниями, политинформациями и бесплатными университетами, так что пора! Догнать и перегнать, шоб все как в загранице! Ан нет, не получается у болезных. Менталитет, что-ли, опять под ногами путается?

Воспитывать патриотизм на таких модельках не получится. Разве что с детства наглядно объяснять детям, что сделанное кривыми ручонками соотечественников – говно, и ничем другим быть не может. Если к этому добавить возможность склеить для сравнения нормальную иностранную модель – обидный, но четкий образ будет раз и навсегда закреплен в детском мозгу.

Игрушка "Штурмовик Су-25"

Игрушка “Штурмовик Су-25”


May 17 2011

Сказки плаксивых летчиков

Удивительная штука – мемуары… Обычный человек, попадая в необычные ситуации, пытается рассказать о случившемся в меру своих сил, и тут-то вылезают на свет все ограничения его личности. Если для человека своя, персональная обидка – самое большое горе в мире, ему всегда кто-то будет виноват. Мерзкое начальство, тупой народ, подлая партия, ужасные времена… Все вокруг не понимают и обижают бедняжку, и ему остается только плакать и ненавидеть. Такие люди обожают рассказывать грязные анекдотики об исторических персонажах так, будто это было на самом деле. Не воспринимают того, что общие интересы могут очень сильно отличаться от частных – в результате отдельно взятые люди могут страдать от чего-то такого, что на уровне системы – благо.

Зато если человек способен мыслить в масштабе страны, общества, он воспринимает окружающее и прошлое в совершенно другом свете. Мелкие личные обидки теряют смысл, зато становятся очень заметны и большой человеческий подвиг, и большая человеческая трагедия. Человек, способный подняться в своем восприятии до величины огромной группы людей, несоизмеримо более интересен. Ему понятно множество тонких взаимных связей, движущих мир, его выводы могут казаться парадоксом – пока не станут реальностью, его действия могут быть жестоки – особенно для инфантильных плакс, но их смысл и последствия выходят далеко за рамки простых человеческих поступков.

А кто-то может быть и рад бы поделиться своими мыслями и чувствами, но в силу особенностей образования и мировоззрения просто не умеет сделать этого, он нем! Грустная штука, особенно досадная в случае людей, причастных к уникальным, великим событиям. Им бы рассказать обо всем в деталях, проанализировать, осмыслить, объяснить остальным – но не получается… Вместо ясной картины происходившего лезут из безъязыких убогие зарисовки, непонятные ситуации, обрывки мыслей и идей. И никакая «литературная обработка», увы, не сможет компенсировать пустоты рассказанного…

Впечатляющая иллюстрация к этим наблюдениям – книги отца и сына Гарнаевых. Два поколения – созидателей и разрушителей страны, в рамках одной семьи, как на ладони. Замечательные пилоты, тренированные и хорошо обученные – однако обоих отличает ярко выраженное инфантильное мировоззрение. И если отец хотя бы пожил в ситуации, когда общее превалировало над частным – поэтому в своей книге и в самой жизни он пытается, и небезуспешно, подняться над собственными неприятностями и мыслить как государственный человек – то у сына это уже не получается. Сын вырос в насквозь прогнившем обществе, где идеалы его отца превратились в бутафорию, и кроме «обид» ничего видеть и понимать не хочет.

Страница за страницей «Аэроузел» Гарнаева-младшего выплескивает на читателя непрерывные хныки обиженного ребенка, рассказы о невинных шалостях и страх получить по попе – вперемешку с обрывочными, бессвязными описаниями гибели друзей и коллег. Тут и обида за отца, которого ненадолго познакомили с красотами Сибири «всего лишь» за неосторожное обращение с секретными документами, и жалобы на собственный неуклюжий быт, и показная скромность, и неумение понять, что и зачем происходит вокруг него – все пронизанное ненавистью к «тупому начальству»…

В перестройку даже такая беспомощная чернуха очень ценилась. Все, что позволяло хоть как-то осквернить, испакостить прошлое нашей страны, расходилось на ура. Младший Гарнаев даже накропал продолжение, по принципу «тех же щей, да побольше влей». Осилить эту книжку я уже просто не смог. Я видел, как Гарнаев летает на МАКСе – сильный, хороший пилотаж. Выучили человека как следует, и генетика хорошая сказалась – тут тебе и красные дипломы, и крепкое здоровье – а в результате получилось пустое, несчастное животное, который прошло через уйму интересных событий, но кроме собственного нытья ничего о них рассказать не может.

Другим знаменитым представителем авторской школы «как меня обижали деревенские мальчишки» является Марк Лазаревич Галлай. Замечательный пилот, автор полезной и профессионально написанной работы о полете на асимметричной тяге, участник и творец многих исторических для советской авиации событий, отлично владеющий русским литературным языком, казалось бы – вот кандидат на то, чтобы рассказать всем нам что-то полезное о пережитом!

И он искренне пытается это сделать, но тоже никак не может перешагнуть через себя. Рассказывает о первых космонавтах, об интереснейших испытаниях – и едва приоткрыв тему, скатывается к любимой фиге в кармане. Пара слов об авиации – и море эмоций о том, как его репрессировали за форму носа. Еще пара слов о космонавтике – и поток сознания на тему «тупого начальства». Что-то дельное об ощущениях летчика в полете – и шквал нытья о недоставшихся привилегиях. Дерьмо. В детстве я не мог сформулировать, почему мне так неприятны его книги – теперь вижу.

Пожалуй, это хорошо, что он дожил до торжества своих соратников по уничтожению нашей страны. Уж так умница Галлай переживал о тупорылости советского военного руководства – несомненно, подвиги пушечного мяса от Паши-мерседеса дали ему повод немножко погордиться неисторической родиной! Так его огорчали парт-номенклатурные квартиры по блату, но теперь-то он своими глазами полюбовался на честно заработанные яхты Абрамовича и виллы Гусинского! И вместо вшивых начальственных Волг, выданных забесплатно тоталитарным государствам, улицы Москвы уверенно обкатывают элитные черненькие Поршаки с Мерседесами. И зачем он только оборонял этот город от немцев, продлевал агонию народа под пятой злодеев-коммунистов?

Я издеваюсь, конечно – ни черта он не понял. Если уж человек прожил восемьдесят лет в блаженном представлении, что весь мир крутится вокруг него, открыто пишет об этом и даже не видит, в чем он неправ – объективные обстоятельства эту внутреннюю красоту не испортят. Но все же.

На фоне плаксивых героев-летчиков я вспоминаю своего деда – неплаксивого героя-пехотинца. Дед мой Саша был очень веселым, светлым и неглупым мужиком. Дело свое знал, не пакостил, за базаром следил, а когда надо – спокойно шел на подвиг, за что и получил в числе прочего аж четыре  красных звездочки. Одну из них украли прямо на похоронах работнички московского кладбища – эффективные и демократические граждане наногосударства. И поделом – никакого уважения к заботливо обосранному Галлаем и Гарнаевым-младшим позорному совку! Даже малую прибыль извлечь из его памяти, это другое дело.

Но как же так получилось, что и у моих дедов, и у бессчетных миллионов их сограждан не было проблем с советской властью, а вот утонченные и интеллигентные летчики все страдали да жаловались? Непонятно… Наверное, потому что эти серые массы были никчемным совковым быдлом, не соответствующим истинной элите просвещенного духа – хотя даже среди авиаторов каким-то образом затесались такие, которым советская власть не то что не мешала, но даже наоборот…

Полярный летчик Водопьянов, например, совсем не хнычет в своих мемуарах. Наоборот – рассказывает о героических поступках как о самом собой разумеющемся, да так, что у читающего не возникает сомнений, как действовать в аналогичной ситуации. И парашютист Кайтанов с гордостью говорит о подвигах, совершенных ради своей страны так, что всякое нытье о «страхах» и «риске» становится просто пидорским позорищем в сравнении. Обошедшийся без глупых аварий и гулаговских отсидок испытатель Шелест попросту называет свое время – мечтой. И ужасно суровому и негламурному летчику-рекордсмену Громову коридоры кремля не превратились в лесоповалы Сибири, и его коллега – деревенщина и убийца ёжиков Стефановский говорит о подвигах как о норме жизни… А уж талантливый конструктор Яковлев, негодяй, вообще позволял себе дружить с ужасным тираном Сталиным, вместо того чтобы страдать вместе с наиболее передовой пятой колонной советского общества! Как же так?

Хуже того, даже в девяностые годы не все изливались чернухой на тему прошлого – вот например знаменитый испытатель-штопорист Щербаков почему-то может рассказывать о том времени с гордостью и уважением, при этом ничего не пряча и не идеализируя. Борис Орлов тоже как-то умудряется вспоминать о трагичных ситуациях без кивков в сторону тупого начальства и нытья о недокушанной черной икре… Испытатель Кондауров говорит о подлости «перестройки» и уничтожении страны как об очевидных вещах, с болью за созданное и разрушенное. Даже у штурмана Леонида Попова, при концентрации погибших товарищей по десятку на главу, недостает политического чутья и обвинений «крававаму рижыму» и славословий молодой, димахратиськой эмо-россии. И это когда над ними уже давно не довлеет зловещий КГБ, сковывая свободное словоизъявление! Удивительно.

Мне даже подумать страшно, что рассказали бы разнообразные немые свидетели, типа Анохина или Ворожейкина, доведись им говорить о прошлом нашей страны своим собственным языком, а не словами литобработчиков. А ну как объяснили бы, что Сталин был не гад, а первые пятилетки и репрессии так и вообще были правильной штукой? Уму непостижимо – и хорошо, что даже эту литобработку уже давно не переиздают, а то вообще было бы невозможно верить в светлое капиталистическое настоящее…


May 16 2011

Cockpit Sharing: Ground Rules

During my quite dynamic flying career, I have been honored to share a cockpit with a significant number of professional and recreation pilots. Their skills differed quite a bit, and sometimes I was learning a lot, while sometimes being scared shitless. I found it necessary to establish a set of ground rules which are supposed to organize the Cockpit Resource Management, when both guys in front seats know how to fly the airplane – so they won’t piss each other off with unnecessary intervention.

Here is what I came with:

  1. One pilot flying at a time. If you are sitting in a right seat, be a passenger. Do not touch the controls, switch the radios, chat or play with navigation gadgets, unless asked by a pilot flying;
  2. Look out. Help your buddy watching around – spotting the other planes, double-checking the ATC transmissions, monitoring the instruments. Stay alert, so he can stay relaxed;
  3. Hold on till it comes. You may see a disaster coming and a pilot flying not understanding that. Stay calm and advice the moment before bad things start to happen. Do not grab the controls yet – he may be better than you think, able to correct at the last moment;
  4. Debrief, don’t suggest. If you notice something not life-threatening, but untidy – like an early flare, not exact altitudes or airspeeds hold, ball off-center – keep it to yourself and discuss after the flight, not via the intercom;
  5. Ask for help. Do not hesitate to ask the pilot non-flying for help with minor tasks, such as transponder switching – just keep those in your flow of control.

It is tough to be a pilot non-flying. You have to stay calm, be delicate and understanding – even though sometimes the flow of events looks really ugly. No one of us is perfect, and we can scare our passengers no less than they scare us. Think instructor – keep your hands out of controls and talk your buddy out of unwinding trouble, unless he’s completely lost.

Most important, do not believe yourself to be an ace, bossing the pilot flying around. This will make bad things happen, question is only in their magnitude. In the best case your buddy will be able to tolerate you, for a price of increased workload and mental pressure – but he’d rather not be in the cockpit with you ever again.

And in some cases your buddy might be really hopeless, even though certified – than ask you a question, why have you decided to fly with him? Was the fun worth a risk? Just stay on the ground, or pay a bit more to fly the plane yourself – sharing the cost of flying is not more valuable than your brain cells, especially when you risk leaving them on the dashboard.


May 9 2011

Ночь после Дня Победы

Президент РФ крепко спал, прижавшись своим маленьким тельцем к пышным формам своей супруги.

Премьер-министр не спал, а думал. В том числе про то, что ход с сидящим во время парада главнокомандующим крайне удался. Капля за каплей – и о его возвращения на пост президента страны будут кричать даже немые.

Олигархи на своих виллах пили сделанную по спецзаказам водку, но уже начинали переходить на виски или отправляться в свои альковы трахать очередных нимфеток, которых щедро поставляли им элитные агентства.

Вечеринка “Спасибо деду за Победу” в ночном клубе “Голден Доллс” как раз достигла апогея – девочки начали снимать свои “фронтовые” юбки и гимнастерки, под которыми было черное французское белье.

Гастарбайтеры подмели Красную площадь, замусоренную после салюта, и разошлись по своим общагам, вагончиками и бытовкам. Что там русские празднуют, они понимали не вполне, да это им и не было особо интересно.

Спустилась ночь.

И никто не видел, как по опустевшей Крсной площади вдруг зашагали – молча, без музыки, без оркестра из полутора тысячи музыкантов, без голоса диктора из динамиков – солдаты.

Их, солдат, было очень много – пограничники и красноармейцы из котлов 41-го, злые мужики с автоматами в фуфайках и ватных штанах из развалин Сталинграда, упрямые и заматеревшие бойцы с Курской дуги, франтоватые и с огоньком в глазах победители из 44-го и 45-го. Их было действительно много – все семь миллионов солдат,  павших за свою Советскую Родину – и они шли мимо Мавзолея, почему-то вдруг не отгороженного от площади фанерной загородкой. И все они смотрели на Мавзолей.

А на Мавзолее стоял человек в фуражке и шинели без знаков различия и отдавал им честь. И они вот так и смотрели друг на друга – миллионы павших солдат Красной Армии и их Верховный Главнокомандующий.

Этого парада не показали бы по телевизору, даже если бы его и могли снять на телекамеры.

Но его никто не видел. Кроме кремлевских соколов, которых выпускают по ночам, чтобы они охотились на воронье и гадящих голубей. А также на крыс, которых в последнее время развелось так много в Кремле.

(c) kommari