Online Cash Advance Online Cash Advance

Jan 29 2016

Время крыс

«Да нет больше никаких героев – в войну все вымерли»

С этим тезисом моей дорогой тещи трудно не согласиться. Мы живем в гниленькую «эпоху» победивших крыс. Для которых стяжательство и предательство – основа основ, а трусость превращается в дерзость лишь для совершения очередной подлости. Традиционные русские пьянство, хамство, разгильдяйство и нечистоплотность отлично гармонируют с доминирующими характеристиками моего народа в новом тысячелетии. Паршивый народец мне попался, что и говорить.

Крысы, конечно, были всегда – эти милые зверьки еще динозавров объедали. Однако прогресс и в животном, и в человеческом мире всегда шел вопреки желаниям паразитов. Оно конечно, чем больше можно урвать и поныкать, тем крысе приятнее – однако чтобы свежий материалец для потребления появился, сожительствующим с крысами людям приходится вкалывать, что создает неудобства для крысиной популяции (см. «сталинские репрессии», «опричнина», «аракчеевщина», и проч…)

А самыми великолепными выразителями крысиных стремлений традиционно были любимые народом артисты. Как никто другой, этот подвид крыс отлично чувствовал сокровенные думки и желания народонаселения, и, насколько хватало таланта, воплощал их в своем «искусстве». Ну а когда кто-нибудь из них брался за перо и с искренностью тупорылой крысы выливал наружу свои до того скрытые мыслишки и переживания – получалась истинная пирдуха.

Полистаем, например, мемуары актрисы Гурченко. Мадам бодро, с огоньком рассказывает о своем выживании в оккупированном Харькове – как воровала, как заискивала перед мразью и прислуживала немцам за подачки. Не смотри, что соплячка – там и мама такая же, и подружка ее. И все бабенки, как на подбор, подлинные ценители брутального, вонючего, гопорылого скота мужского пола. А сквозь все это – непробиваемый эгоизм, хамство, тупость, холуйство и потребительство, ну просто образец для подрастающего росиянского поколения. Читается на одном дыхании – смотри-ка, так вот что они, крысы, чувствуют. Вот, что они о себе и других думают.

Аналогичные шедевры в свое время высирали и другие народные любимцы, и чем меньше препон им ставили праативные парткомы с месткомами – тем ярче сверкал конечный продукт. Послушать хотя бы высеры артиста Никулина или космонавта Леонова. Ну и толпы других, помельче, от разнообразных штафирок при гениях советской ракетной индустрии, до интервьюируемых обозников, с гордостью мычащих о содеянных ими в тылу пакостях – пока люди за них воевали.

Сердобольный дурачок скажет – ну как же так, мол, припечатал так оскорбительно любимцев нашего народа-броненосца, а ну как на святое – типа клоуна Высоцкого – покусишься? Да ты кто такой вообще, кто тебе дал право?!

(Ну, потому что холуям право могут только господа давать – сами они его отродясь не имеют.)

Так я, дорогие мои быдляшки, имел неудовольствие родиться и вырасти в побеждавшем, и победившем, царстве крыс. На самой что ни на есть оккупированной территории. Поздне-застойном совке, в котором герои войны и создатели государства почти полностью вымерли, а Лёлики из «Берегись автомобиля» процветали.

Это была сбывшаяся мечта гурченок и прочего подобного. В лучшем стиле зловонного кинодокумента «Гараж» крысы склочничали, урывали, ныкали, исходили на желчь, стучали и торговали из-под полы. И происходило это массово, с этаким налетом «русской интеллигентности» вырвавшегося из деревенского стойла местечкового скота.

Крысы плакали по себе подобным родственничкам, которых «несправедливо репрессировали», старались «устроиться», обменивали картиры и затаривались «заказами», делали карьеру и… внутренне завидовали подыхающим героям. Не то, чтобы завидовали, но глубоко внутри понимали – те люди, а они всего лишь поганые крысы.

Потому крысы снимали фильмишки и писали книжонки о Войне, слепив невообразимо мерзкий и фальшивый культ ее героев. Их шлепнутые за воровство папочки и мамочки становились «жертвами режима», их паскудные детские игры становились зародышем величия, их жалкие идейки и бездарные потуги должны были впечатлить мир! Ну, конечно не негров там каких-то, а белых господ на Западе.

О, крысы обожали Запад, и постоянно пытались его впечатлить. А поскольку с достижениями у крыс, после ухода героев, было все более жиденько – то хотя бы напугать Запад оставшимся от героев ядерным оружием. С этим, правда, не очень получалось – крысы постоянно обсирались, не выдерживая простейшего взятия на понт. Что в Берлине, что на Кубе, что в Праге, что в Венгрии – везде их трусливые, глупые, жалкие обсеры подтверждали неполноценность крыс.

Но крысы не могли не восхищаться Западом.

Там, чувствовали крысы, настоящее крысиное царство! Там крысятничество победило и стало нормой! Там их полюбят и уважат, по крайней мере восхитятся их крысиными навыками! Там можно будет сбывать украденное, и покупать жвачку, джинсы и тысячу сортов колбасы. Там у каждого будет собственный особняк – возможно даже с холуями, но это как получится, все-таки холуи положены господам… И все же крысы там будут, несомненно, счастливы. Так началась Перестройка.

Крысы очень хотели, чтобы у них все было как на Западе – и даже лучше! – но только в крысином смысле. То-есть на халяву. Оставленная героями страна кончалась, а крысы сбивались в стайки и пытались урвать ошметки пожирнее. Грызли друг-друга и яростно визжали, проклиная предков за то, что недостаточно им оставили на разграбление. И то сказать – построенное за семьдесят лет было разворовано вчистую всего за тридцать. Куда-ж это годится, дорогие товарищи? Тоже мне, блядь, строители Днепрогэса с Магниткой…

И то, что под конец разгула крысиной эпохи ими рулит паскудный стукач-гопник, с разбухшей от ботокса крысиной мордочкой и крысинейшими повадками, очень символично. При всем желании невозможно было бы озаглавить царство крыс и крысенышей в третьем поколении чем-то более подходящим.

Истинные крысы любят свою помойку, ненавидят не любящих её, и очень нервно реагируют на попытки «раскачать лодку». У какого-нибудь Пучкова, Прилепина, или Лукьяненко от таких желаний случается жгучая обида на «предателей» и праведный, патриотический гнев. Как же это – наконец-то сбылась мечта фарцовщика, гопника, холуя – а тут на тебе, нефть подешевела! Ну что за нахуй…

Ровно одно умилительно в сложившейся ситуации. Крысиные повадки и крысятничество – следствие чьей-то работы. Благоприобретенное. Родители балуют ребеночка, давят других, чтобы свое чадо пропихнуть повыше – и получают на выходе крысу. Родители пиздят ребеночка, прививая ему самые полезные навыки из области «как не лохануться в жизни», «как нагибать», «как быть умнее», и получают на выходе крысу. Родители плюют на ребеночка, оставляют его «воспитание» улице и школе, массово заселенным крысами – и опять же получают на выходе крысу.

А откуда же люди берутся? Тем паче герои? Ну, такие, чтобы новое создавали, вместо разворовывания, и врагов побеждали, вместо подмахивания…

Такое впечатление, что единственный способ предотвратить появление крыс, это не быть крысой самому – и соответственно растить своих детей! Кто бы мог подумать?!

Все самые скотские, примитивные, грязные рефлексы работают на выращивание крыс в промышленных масштабах – однако раз за разом человечество-таки рождает целые волны людей. По-видимому, тут срабатывает какой-то хитрый биологический механизм самосохранения, который когда-то сделал из обезьяны человека.

И механизм этот явно просыпается тогда, когда существование орд крыс оказывается под угрозой. Вот именно в этой ситуации люди вдруг начинают растить людей, которые создают для крыс новый простор для крысятничества. Герои создают крысам кормовую базу, а крысы потом гадят на геройские могилы и рассказывают о них паскудные анекдотики.

Такой вот неприятный круговорот нравственности в природе.

И все же не быть крысой приятно. Быть человеком и вовсе здорово, а быть героем, должно быть, просто великолепно. Хотя настоящие герои себя так вряд-ли чувствуют, они же не крысы. Мне просто повезло, что меня растили в человеческом направлении. А вас?


Apr 15 2015

Цифилизационноэ

Что меня всегда поражало в людях, так это зависимость масс населения от окружающей среды – в социально-историческом контексте.

Дай человеку волю, ни в чем не сковывай – и получишь на выходе великолепную скотину, которой только жрать да сношаться. Что плохо лежит – утащит, с чем не умеет обращаться – сломает. Будет возможность поиметь выгоду от подлости и предательства – предаст максимально подло. И при этом будет непрерывно тосковать – хрен знает по чему.

С другой стороны, загони скотину в стойло – обставь крепкими заборами, лупи плетью за провинности, давай морковку за послушание – и получится обаятельнейшее существо. Дисциплинированное, вежливое, с четко расставленными приоритетами и интеллигентной искоркой в глазах. Даме место в метро уступит, работать будет старательно, при этом улыбаться почтительно. Тосковать станет некогда и незачем.

То-есть человек – это такое животное, которое становится личностью только будучи вбитым в жесткие рамки дисциплины и самодисциплины. А без них он пидор или быдлятина – в зависимости от физических кондиций. Самке же человека в обществе без дисциплины и самодисциплины уготована судьба и вовсе незавидная.

Потому граждане, в принципе, любят порядок. Чтобы было сильное, богатое государство. Чтобы их не обижали зря, не давали погружаться в пучину собственного убожества – а наоборот, чтобы учили и развлекали, кормили хорошо. Чтобы не скучать и не скоро сдохнуть.

Потому же гражданам так важны лидеры, государства, выдуманная славная история и прочие тотемы – обозначающие структуру общества, к которому им привычно принадлежать. Настолько важны, что если руководители или выдуманная история перестают соответствовать чаяниям толп, их сносят к чертовой матери, с кровью и руганью.

При этом гражданам не нравится, когда их дрючат по мелочам – указывают, какую одежду носить, какую музыку слушать, что есть, и с кем ебаться. Эти маленькие вещи затрагивают их напрямую, сотрясают самую суть их внутреннего мирка. Обижают и раздражают.

В то же время, если дать им волю в мелочах, но при этом жестко и непримиримо выстроить в социальной структуре более высокого порядка, чем отдельно взятая личность – граждане оказываются вполне себе довольны.

Однако человечество, к сожалению, так пока что и не нашло «золотой середины» в деле построения планетарного размара общества, в котором двуногий скот был бы доволен и эффективен. Вместо этого получились Запад, Восток, и те, кого нагибают.

Про тех, кого нагибают, говорить неинтересно. Их куда нагнут, так они и стоят себе, тихонько хныча о притеснении и завидуя силе нагибателя. А вот с нагибателями получилось интереснее…

Запад выстроил могучее здание на основе фундаментальных человеческих качеств – жадности, глупости, трусости, лживости, подлости – сконвертировав их в одну-единственную могучую страсть к наживе. С единственной, легко измеряемой ценностью – деньгами. И возможностью измерять ею все – от частных деяний отдельной скотины до громадных достижений целых государств. Есть деньги – хорошо. Нет – плохо. Чем больше денег, тем лучше.

Человек в рамках западной системы чувствует себя раскрепощенно, легко. Ему позволено быть эгоистичной скотиной – скотские достижения приносят ему деньги, а с ними чувство довольства собой. Тоски как не бывало – ну, разве только потому, что денег хочется все больше!

Для этого придумали замечательную систему ростовщичества, где деньги делаются из денег, и потенциально создают условия для бесконечного богатения, а значит и бесконечно высокого самомнения и восторга от собственного величия. Плюс – на деньги можно покупать разные блага, приносящие чисто физические удовольствия. Получившийся западный потребитель счастлив и крут, и ему совершенно не нужно идти против своей природы, все получается натурально.

И было бы человечество счастливо, если бы мы все жили в Калифорнии, или Флориде – под теплым солнышком, с желтым песочком круглый год… Да хотя бы в европах, с их гольфстримами (ну, пока их протекшей нефтью не угробили по дурке и от жадности). Но вот беда – огромные территории нашей планеты опоганены гораздо более тяжелым климатом. Суровым, диким.

Выживать в суровом климате поодиночке тяжело, народу волей-неволей приходится сбиваться в стаи, строить сложные взаимоотношения, и – неизбежно ставить общее выше частного. А выше общего ставится пахан, олицетворяющий всеобщее согласие на терпеливое коммунальное сожительство и стальной рукой нагибающий непослушных. Под одобрительное мычание большинства.

Эта грустная парадигма породила такие понятия, как совесть, справедливость, порядочность, верность долгу, любовь к Родине – все, что прямо противоречит карнавалу самоудовлетворения эгоистичной сволочи!

Вдобавок жители самых несчастливых уголков земли, в силу своей большей способности к выживанию, традиционно пиздили и прогоняли со своей земли счастливых западных скотин, забредавших к ним на предмет пограбить, потрахаться, и вообще сделать некоторый гешефт.

Что и породило экзистенциальный конфликт двух цивилизаций.

Восточная быдлятина завидует комфорту и расслабленности западных скотин, но раздражается их паскудством. Считая себя морально выше, быдлятина бесится от невозможности научить эгоистичный западный скот «правильной жизни», злится и не понимает их «фальшивые улыбки» и «двойные стандарты». Вдобавок постоянно обламывается, пытаясь привнести скотинские правила в свой быдлячий мир.

Западные скотины ржут, глядя на попытки восточной быдлятины стать «цивилизованными». Раздражаются тем, что быдлятина сидит на ресурсах, которые скотины могли бы использовать для получения собственного гешефта. Издеваются над серым быдлячьим бытом, хитрожопыми навыками выживания, нищетой, неотесанностью, и жратвой из общей миски под бдительным присмотром пахана.

Нужно быть чем-то вроде горбачова чтобы всерьез верить, будто эти несовместимые миры можно привести к общему знаменателю. Они принципиально несовместимы, и даже если все начальство восточных быдл пересадить на иностранные тачки, а всю скотину запада заставить изображать искреннее сочувствие ближнему – при малейшем конфликте все различия моментально встанут на свои места, разделяя чуждые миры.

Но при этом человеки – существа любопытные. Они тайком изучают запретный плод и пытаются понять друг-друга. Западным скотинам удивительна тоска и моральные метания восточного быдла. Им нравится их сокрушительная сила, выработанная в процессе непрерывного выживания. А восточным быдлам доставляет восторг раскрепощенность, сибаритство и творческие изыски западных скотин, их утонченность, и полное пренебрежение всеми и всяческими моральными нормами.
Хотя даже в этих попытках «понять друг-друга» просматривается совершенно циничное желание выгоды. Скотины хотят стать сильнее, чтобы получить преимущество в конкурентной борьбе. Быдлы хотят быть креативнее, чтобы выглядеть не хуже скотин. Везде личная выгода, всегда примитивная – и везде принципиальная неспособность достичь желаемого.

А потом получается, что у кого что болит, тот о том и говорит. Западные скотины превозносят свободы и демократии, словно понимая, что к ним эти идеалы относятся меньше всего. Восточные быдлы мычат о справедливости и порядочности, словно осознавая, что им только дай волю – они немедленно превзойдут скотин в самом низменном скотстве.

Поэтому мне, откровенно говоря, жалко людей. За всю историю нашей общей человеческой «цивилизации» мы не выработали практически никаких серьезных идей и целей, помимо сложных и завуалированных реакций на среду обитания. Все поползновения «быть лучше» разбиваются первым же конфликтом, и человекообразная обезьяна постоянно откатывается на животный уровень – отягощенный тоской о чем-то недостижимом.

А может, и не надо тосковать? Где мое пиво? Состояние туповатости в силу легкого опьянения – отличное лекарство от тоскливых мыслей, которые только мешают получать удовольствие от простого, животного, которое человеку так же нельзя потерять, как нельзя динозавру «потерять» свой хвост.


Mar 8 2015

Flight Plans Shyness

Transport Canada requirements aside, in a real world of private flying, filing of a flight plan is a fairly rare occurrence. Some people do that regularly and almost religiously, others do that occasionally, but apparently most of the private pilots (and the whole ultralight crowd overshadowing them massively) never bother.

Why so? Isn’t it good to have a caring government eye watching you flying, ever so ready to lend a helpful hand if you are in trouble?

Apparently, most people don’t think so.

And there is certain logic in their reluctance. For example:

Flight plan includes estimated time of arrival. Are most of the people that confident as to estimation of their time on route so as to be 100% sure in the exact time? Obviously not – as this type of estimates requires solid navigation skills by pilotage, which most of the people only use during their student pilot days – and replace with GPS herding as soon as they can.

Similarly, this precise timing calls for airport-like schedule following – as you absolutely must take off and fly your waypoints as planned. But what if you want to double-check your plane condition during preflight? Or heard some weird noise while running up the engine? Or a buddy stopped by your hangar and wanted to chat, effectively delaying your departure by solid twenty minutes?

All that breaks your fragile planning schedule from the very beginning!

And then, while in the air – how many of us actually stuff the trusty E6B under their butt and regularly measure the ground speed while passing the checkpoints? C’mon, don’t lie – most of you don’t even remember how to do that since, again, our flight school days! GPS is more reliable in that sense, but how many of us, again, are comfortable dialing the right frequency (which, by the way?) and giving the flight service (what’s the name of these guys?) an advisory on your flight plan amendment, while in the air?

Radio which are you going to tell that your arrival at Bob’s Crooked Leg Airfield is delayed by an estimate of 17 minutes? Do you know if they’d actually listen? Would that surely prevent sending a Hercules to search for your plane if you arrive in 18 minutes instead?

Questions, questions…

And the outcome of such uncertainty is obvious – people simply go flying without flight planning pains. No schedule – you can spend any amount of time you want doing whatever you wish… Fun! No radio calls talking to authorities and having your skills challenged… Joy!

Nothing will happen anyways, right? I mean, unless you’re flying a century-old transport hulk over some serious arctic ice, do you really expect to get lost in the wilderness, hiding from bears and bitter cold inside the wreck of your airplane, wounded and bleeding?

Unlikely, I’d guess.

Mind you, that’s again – as almost everything in aviation! – about decision making. And decision making is almost always about “human factor”. And human factor is based on your own personality traits, thus entirely diverse and unreliable.

My personal suggestion would be to keep your teeth sharp – being able to file the plan and fly as planned. Have enough discipline to get in the air without unnecessary delays, and be able to communicate your trouble if required. I find this type of “always learning” activity improving my self-esteem.

Most people go for self-entitlement, though – relieving themselves from a burden of self-improvement, and ending up in the air with no flight plans, and a very remote notion on whom to call if in trouble. And trouble they often get, as that’s exact the type of attitude that’s spawning them.

So many of us – being quietly conscious of their true capabilities – fortunately chose to remain on the ground. Coming to the hangar for some important work like wiping the windshield and chatting with buddies about past adventures. That’s why there are often old couches and chairs in each hangar – you know, to “socialize” rather than fly.

And frankly, I can only endorse such behavior. Those who can’t fly shouldn’t try. Their true fear may be that they can’t land – which may be an absolutely valid expectation – yet reality being that they won’t be able to find their way back to their own airport from five miles apart, if not for GPS. Whatever keeps them grounded, be it blessed.

Those who are planning to get up, though, should rather be able to plan in advance. Or become short-living news one day.


Feb 23 2015

Lo Simple del Poder

Da pena escuchar todo el ruido acerca del caso Nisman.

En serio, chicos, ¿cuál es lo que no entienden? Los que llegan al poder, hacen lo que les parece para quedarse con lo alcanzado. Algunos tienen más gusto en eso, otros no tanto, pero el concepto es lo mismo. Miren que en los EEUU pueden pegar balazo en la cabeza del presidente, sea necesario, y no pasa nada.

Por ahí a la gente falta el concepto del poder, ¿por eso intentan a aplicar valores de sumisos a los que están dominando?

Permítanme explicarles algo muy fácil.

Imagínense una monada de homo sapiens bien en el pasado. Apenas llegaron a extraerse del mundo animal, siendo capaz de comunicarse y establecer un sistema social que permite vivir – más allá de sobrevivir.

Naturalmente, apenas se forma un contexto social tan robusto como para mantener la estructura de relaciones humanas, se aparece la jerarquía. Porque – les guste o no, lo reconocen o no – la gente no es igual. Unos son más inteligentes, otros más fuertes, etc. Ni las briquetas Lego son iguales, menos todavía los seres humanos.

Y claro, los quien pueden, agarran lo que pueden – y los quien no pueden, lloran. Tener poder es el sinónimo de poder apropiarse de lo que, seamos todos iguales, seria distribuido entre nosotros de la manera bien pareja. Pero como iguales no lo somos, distribución siempre se produce en la manera desigual – con pocos teniendo mucho, y muchos quedándose con poco.

(Y miren que no uso la palabra “injusta”, ya que la justicia usa el manipulativo concepto de “igualidad” para mantener el estado de jerarquia.)

Esa pirámide es inescapable, y los que tienen chance a subir arriba, lo aprovechan – y al llegar, obviamente, tienen toda la razón en disfrutar lo alcanzado. Y defenderlo para que los de abajo no toquen a lo que pertenece a los de arriba.

¿Recuerden cómo se ve un típico paisaje europeo? Una colina con un castillito, y unas casitas abajo. ¿Cómo se lee esto? Los más fuertes imponen su poder sobre los menos fuertes, estableciendo un sistema que garantiza seguridad y crecimiento de su patrimonio. Paredes de piedra, soldados y perros guardan los bienes, clericos proveen consuelo, payasos divierten y distraen, resto de la poblacion sufre y sirve.

Cada castillito está en guerra con sus vecinos, tratando de engañar al enemigo, ganar más peso en uniones temporáneos – que solo sirven para ganar una superioridad momentánea para bajar a alguien más fuerte que vos. Y tal como el castillito domina a las villas abajo, dueños de los castillitos más grandes dominan a los grupos de castillos más chiquitos. La pirámide del poder se forma en cada capa, creciendo al tamaño de los reinatos, países, uniones de estados, oligarquia transcontinental.

No se puede escaparlo. La desigualdad define la sociedad. Un mono con rifle que define las reglas de su tribu, no es nada diferente, en la esencia, que un presidente del pais “democratico” imponiendo las necesidades de capitalistas cual representa, utilizando para eso desde la prensa y organismos politicos internacionales, hasta aviones de bombardeo y misiles tacticas.

El único temita que surge, es que el crecimiento de tamaño del sistema resulta en técnicas más complejas para mantener la estructura piramidal intacta, conveniente a los que ya llegaron arriba.

Y como siempre hay gente que no lograron llegar arriba de la pirámide ya establecida, ellos buscan una manera de destruirla. El porcentaje de esos incomodos es estable y menor, pero con más gente en la estructura, más grande el tamaño de esos grupitos, y más daño pueden causar.

Peor si los generadores de disturbios son inteligentes – ahí logran a promover sus ideas, y hacer la pesada y generalmente neutra parte de población conmovida. Así crean una chance de reventar al sistema. Cual ideas, es irrelevante – cada tiempo y condición pueden tener suyas. Lo único que comparten esos delirios es un concepto comunal – religiones se basan en una fe compartida, ideas de mejoramientos sociales tocan a los que desean más sin poder alcanzarlo. Locuras conmueven a los pendejos, sueño de riqueza atrae a los pobres.

Las ideas sean cual sean, lo importante es crear el movimiento y expandirlo, aprovechando cada punto débil del sistema existente, cual se pretende destruir.

Tarea posible, ya que sistemas ideales, sin conflictos y puntos débiles, no existen. Aunque parezcan solidos, se cambian con el paso de tiempo, desviandose en las partes suaves y fracturandose en las partes rigidas, desarrollando potencial para las “ventanas de Overton” en camino.

Los dueños de la pirámide tienen solo dos maneras de contener a los inquietos – exterminarlos, o mandarlos a pelear afuera, en algún conflicto irrelevante para la existencia de la pirámide. Eso baja el porcentaje de “pasionarios” en la sociedad, y ayuda a preservar la estructura del poder segura.

También, aunque no se puede cambiar la mente de los inquietos – ellos están muy dedicados y toman el tema como algo personal – sí que se puede mantener al resto de población bastante conforme. Solo hace falta darle algo que disfruten, siendo totalmente alejado de las palancas cual podrían derrumbar el estado.

Por ejemplo, futbol para todos. O shows para todos. Ferias gay, patriotismo, drogas livianas – cualquier cosa que no limite la capacidad productiva de la población general, y por suerte controla su capacidad reproductiva – manteniendo la cantidad de cabezas (y entonces relativos números de los inquietos) a niveles menores.

Lavado de cerebro también ayuda – aunque es casi gracioso mencionar al “cerebro” cuando se trata de la mayoría de población. Son poco más inteligentes que sus mascotas, y solo un poquito más útil. Dales un sistema de opiniones e ideas primitivo y fácil a consumir, bien alineado con el intento de mantener la pirámide de poder actual, y listo.

Cuando faltan recursos o capacidad técnica para lavar cerebros, fuerza bruta también alcanza. Mandas a los perros – policía, gendarmería – y “educas” a los tontos que la pasarían mucho mejor si no muerdan la mano que les deja algo de comer. Aunque en ese caso, pirámides más avanzadas te van a criticar por tirano y retrogrado.

Más vale modernizarse hacia el nivel del controles sociales más modernos – y si no se puede hacerlo con recursos propios, venderse en una franquicia – por ejemplo, hacerse un “aliado” del país más “avanzado”.

Y cuando no queda otra, sí que se puede pegar un tiro a la cabeza de alguien que trata de volcar al barco. Por supuesto se puede hacerlo con más gusto y tacto, pero si tanta capacidad no hay, y la sociedad consumirá el hecho igual, cadáveres a vía publica también valen…

Todas esas cosas que digo son muy fáciles. Muy obvias. Están a plena vista, y la única razón por cual la gente sigue delirando sobre “valores”, o “sistemas político-económicas”, o “revoluciones” es porque necesitan esos temitas falsas para cubrir el vacío entre la realidad, y lo que tienen incrustado en su cerebro – llenado con boludeses desde la niñez temprana.


Jan 16 2015

Неказисто быть прогнозистом

Выразил я тут в мае прошлого года слегка брезгливое презрение росиянскому «главе государства». Тогда, на волне восторженных воплей о «крымнаше», это могло показаться неожиданным и оскорбительным, несправедливым даже. Обидным для гордящихся своим лидером россияноподданных.

Ну я-то знаю свой родной народ и его «лидеров». Без обид – просто знаю и все.

Потому как предположил тогда, так и получилось.

Посмертная маска Сталина на распухшее рыльце ботоксного врунишки, конечно, не налезла. В Крым слуги олигархата залезли, а своровать на сокращении Южного Потока не получилось – хозяева мира дали зарвавшимся гопникам по соплям, обрезав вожделенную трубу. Местечковое ворье, решившее поиграть в геополитику со взрослыми дядями, было публично поставлено на место.

Своевольничать шпане приказали прекратить, юго-восток окраины не трогать, а Крым немедленно вернуть – не для того ельцинской кодле платили, чтобы их последыши отрезанное обратно поныкать пытались.

Донбасс воришки, конечно, сдали с потрохами – хуже, посадили там во «власть» ровно такую же гоповатую шваль, что и в Кремле, подперли ее контрабасами с ЧВК, и попытались притвориться, будто совсем не при делах – но западные «партнеры» им почему-то не поверили. Указующий перст хозяев навис над Крымом, и никаким вилянием осклизлой кремлевской жопки отменить это требование не получилось.

В Австралии ставленнику победителей «воровской революции девяностых» первый встречный лимитроф так откровенно водил вялым по губам, что даже суверенный лидер супердержавы сбежал от обиды. Штатовские шестерки брезгливо и презрительно цедили оскорбления – а у него кроме привычного «она утонула» и бегающих глазок в репертуаре ничего не оказалось. Первый профессиональный политик молодого государства не выдержал первой же серьезной проверки делом.

А что же народ? Наш православный народ-броненосец, так гордо воспрявший за свои высокодуховные моральные ценности?

Ребят, я вам неприятную вещь скажу, вы только не обижайтесь: Давно уже нет никакого народа. Кто не вымер в войну, тот скурвился после нее.

Осталось население. Территории бывшей страны. Оно, по обыкновению, почавкивает грязью в стойле и вполголоса выражает удовлетворение вождем – раися вперде, иконки, футбол, водка… Сказали им орать крымнаш – они орут. Сказали, что донбасцы сами пусть разбираются – ну, значит пусть сами. Скажут им в рот себя выебать из-под колена – ну выебут, что-ж. Терпеливые людишки у нас, заботливые. Сердцем чующие, как барина уважить.

Совестливые, конечно, потому хоть Муму и топят – но посочувствуют ей, и даже слегка покритикуют начальство. Но все равно утопят, куда-ж без этого.

И все бы шло очень державно и духовно, да тут вдруг Сауды решили подраскачать чужую лодку. Их напрягли кончающиеся нефтяные запасы и меняющий картину рынка сланец – шутить стало некогда, надо давить конкурентов. Не так, чтобы специально Россию – а за команию с Венесуэтой, Нигерией и прочими энергетическими супердержавами, кто послабже.

Вот тут поднабравшая жирка у кормушки Ресурсной Федерации прослойка успешных и предприимчивых начала волноваться – в малине насрано, куршавели со шлюхами накрываются санкциями, все нажитое непосильным трудом погибает на глазах! Это, конечно, провоцирует разное нехорошее внутри «вертикали власти». Пауки в банке приступают к разборкам – только духовные скрепы трещат.

Где-то среди этой зловонной массы человеческого материала должны быть неравнодушные, думающие и чувствующие люди, которые элементарно не могут договориться между собой – ввиду отсутствия новой объединяющей идеи и краха идеи предыдущей. Разок-другой в истории им крепко свезло, но пока что просто нет достаточного количества бесштанных, резких и организованных пассионариев, с финансированием из-за бугра и Генштабом за спиной, чтобы ебнуть наповал очередное Временное Правительство на удивление иностранным заказчикам.

В результате пока люди ругаются и мямлят, на поверхности только мелкая «оппозиционная» шушера суетится – которым ни украсть, ни посторожить. Оккупационную власть с такими у руля устанавливать любо-дорого, но оккупации-то пока, в физическом смысле, еще нет – только судорожное разворовывание остатков былого могущества, перед лицом все более явного Большого Пиздеца.

Я, кстати, не исключаю, что помимо позорной кончины опущенной мировым соопчеством ботоксной крысы, будет довольно долгий период разложения и грызни территорий под сенью власовского триколора – просто потому, что «маятник» большой страны качается медленно. С толпами региональных атаманов и гетьманов, радеющих за свою хату с краю, против предательства и продажности федеральной власти. Хозяева мира к таким деятелям будут очень благосклонны – справляться с десятком тараканов легче, чем с парой крыс.

А вот народонаселению переключиться с вони ладана и вороватой огляди исподлобья, на «вновь продолжается бой» – с последующими пятилетками и днепрогэсами, будет очень непросто. Пока вымрет человекообразный шлак, пока исчезнут попы и медиа-клоуны, пока перенастроится «менталитет» с предательства и крысятничества на героизм и созидание…

Все возможно, конечно – ценой десятков миллионов жизней, из которых, к сожалению, будет довольно много человеческих. Слишком много, но такая вот у русских особенность национальных попыток устоять на ногах с очередного перепою.

И насколько я, опять же, знаю свой дорогой народ – они-таки в конечном итоге справятся. В смысле, опохмелятся и встанут на ноги. И нынешние разорванные на куски снарядами бабы и детишки со стариками, расстрелянные в собственном тылу за нелояльность кремлевскому ворью герои-ополченцы, безудержное предательство всего и вся «патриотическим правительством» воровских ставленников отлично работают именно на такой будущий результат. Русские от пиздюлей бодреют, от скотства очухиваются. Так что будет больше крови, боли и разрухи – моим землякам без этого стимула никак. Ну не умеют они иначе, к сожалению.

Сколько у нас там людишек бессловесных сгинуло без следа между Мининым с Пожарским и Петром? А между Петром и Сталиным? Вот то-то. А сейчас на дворе пока еще только смутное время в разгаре, это надолго. Можно спокойно вкладывать деньги в буржуйские долгосрочные облигации, да поглядывать новости – до перелома тенденции еще очень далековато.


May 5 2014

Вовашка-Николашка и хохлокост

Дарахие расияни.

С момента «возвращения Крыма» вы как-то очень резко начали считать себя гордыми людьми, живущими в самостоятельном государстве – в то время как по сути были и остаетесь всего лишь избыточным населением сырьевого придатка.

Что морщитесь, не нравится определение?

А придется скушать. Вас под это официально в 2007 запрягли в Мюнхене, и никто особо не возражал – державность с православием не чесались, хавка в кормушке была.

Так вы теперь думаете, что солнцеликий вождь, поставленный на царство пьяным бревном, внезапно стал новым Сталиным, да? Собирателем земель русскых, радетелем за многонациональное отечество?

С чего бы вдруг.

Вову поставил Боря – и вовсе не для того, чтобы восстановить то, что сам же разрушал почти десять лет. Поэтому Вова как начал с утопления Мира и братания с горными бандитами, так и продолжает работать на Газпром. В его удельном княжестве других интересов нет.

Крым «вернули», чтобы укоротить ветку Южного Потока – и спиздить освободившиеся миллиарды. Поэтому там сразу же появились «зеленые человечки». А вот на Юго-Востоке окраины никаких труб Газпрому не надо, поэтому никаких «зеленых человечков» там и нет. Пусть сами отдуваются. Или заживо горят.

Кстати, вы серьезно думаете, что наемники из частных военных компаний со старательно прикрытыми рожами – это реинкарнация советских воинов-освободителей?

Ну не дураки ли…

Эти ЧВК оплачиваются Газпромом, и нужны для охраны трубы. В том числе и от вас, если вы, быдлятина эдакая, начнете бузить и бизнес хозяевам кремлевского сидельца портить.

У вас же даже армией командует Шойгу. Шойгу – который помогал топить в крови Москву в октябре 93-го. Уже забыли? Это ведь ровно такое же существо, что и организаторы майданов! Раздавал оружие бандитам и убийцам, жег правительственные здания, устраивал провокации – в целом всячески способствовал «победе демократии», на чем и подрос.

С какого он будет теперь таких же мерзавцев обижать? Ну по приказу, да. И за деньги. А если вдруг переплатят – перестанет, прости Вова скажет.

Так что вы насчет помощи русским особо не надейтесь. Вове боязно и неприятно становиться Сталиным, он не зря проклятое советское прошлое при каждом случае пинает – идейный предатель, как и положено позднесовковым гэбэшникам. Щеки-то понадувает, а вот дела будет пшик.

Да и то сказать – ну как сейчас вооружат народ, помогут ему организоваться и отбиться от фашистов… а потом они вдруг на Кремль пойдут, и уже не с дрекольем! Никаких «зеленых человечков» не хватит, чтобы остановить.

Этого Вове хозяева не разрешат. Ишь ты, сегодня жгут каломойские банки, а завтра возьмут в оборот хоромы на рублевке? Не по понятиям, недопустимо.

Другое дело, что русские – они психованные. Чем сильнее их бьешь, тем сильнее отбиваются. От крови не звереют, от ужасов не пугаются. Неприятные для любого говнюка у власти люди. Могут выкинуть фортель, когда вроде уже совсем все, с концами, нечего ждать…

Так что Вове, пожалуй, после текущего бездействия, пора начинать приглядывать себе красивый подвал где-нибудь на ипатьевской даче. И челядь предупредить.

Потому что тупорылые фашики сейчас делают ровно одно опаснейшее по своим последствиям дело – будят русского медведя. А не менeе тупорылые западники им в этом помогают.

Они живут в своих влажных фантазиях, верят что переврав историю, ее уроки можно проигнорировать – а на деле все закончится комбинацией 17 и 45 года одновременно, да так, что мир вздрогнет напоследок.

Может быть и стоило бы Вове напоследок примерить на себя посмертную маску Сталина. Все равно же за границей не полюбят. Да только вот на ботокс не налезет, увы.


Mar 16 2014

Жаба

Морква на городі,
У саду бджола.
Жаба на болоті
Крила розвела.

Хоче полетіти,
Тихо каже “Ква!”
Але в небо взмити
Не дае Москва.

Знають, знають хитрі
Кляті москалі
Те, що у повітрі
Жаби – королі.

Що розкинув крила,
Мов зелений птах
Цілий день парила б
Жаба в небесах.

Що могла б дістати
Навіть до зірок,
Що створив літати
Жаб зелених бог.

Але щось тримає,
Тягне до трави.
Жаба точно знає –
То рука москви.

В ней залізні пальці,
Як кільцем взяли.
І трима за яйця
Жабу москалі…

Кажуть, що не треба.
Кажуть: “Ти лайно”.
Але смотрить в небо
Жаба все одно.

Ш хоча минають
Ці тяжки часи,
Досі заважають
Жабі руські пси.

Годі, кляте стерво,
Золота Москва
Жаба ще не вмерла,
Жаба ще жива.

Жаба ще порине
В синю далечінь,
Бо немає нині
Краще жаб створінь.

(с) pensioner_mo


Sep 21 2013

Пару слов о ветеранах

Я в Советском Союзе родился, вырос. И с детства помню, как у тамошних пропагандонов любимым «блюдом» в салате патриотического воспитания были встречи с ветеранами. Предполагалось, что молодое поколение отнесется к многое пережившим предкам с уважением, что-то поймет и переймет из опыта их жизни, а в целом укрепит обороноспособность страны и выдающуюся воинскую культуру нашего народа.

В реальности, разумеется, ничего из этого не получалось. Подросткам было как минимум наплевать на бормочущих какую-то левую пургу занудных старперов. Гормон играл, а тут после классов заставляли оставаться и выслушивать всю эту хреномудию. Как раз в том возрасте, когда вообще все сказанное взрослыми воспринимается в штыки.

Сами старперы часто врали, недоговаривали, мычали затасканные до дыр политические штампы – в целом воняли хуже телевизора в праздничные дни. Невыносимо скучно и неправдоподобно, а главное – в восьмидесятые годы система уже настолько разложилась, что во все щели безнаказанно перла антисоветская пропаганда. И вот та как раз была сделана профессионально, крыла мычание ветеранов и штампованный треп полит-просвета как бык овцу.

Так что толку из этих встреч, обычно, не выходило – детишки глумились и отлынивали, с открытым ртом слушали старших только те, что потом с открытым же ртом заполняли пустоту своих голов любым другим шлаком. Например, религиозным или националистическим. Это распространенная категория народонаселения такая, чем им в череп насрут – тем и «думают», лишь бы голосовали правильно.

Ну и когда все государство развалилось к едрене-фене, старперский брех потерял вообще всякий смысл, а антисоветская пропаганда, наоборот, стала нормой. Только феномен уважения к «многое пережившим», ожидания от них глубокой житейской мудрости, как-то остался. Благо многочисленные войнушки на территории бывшей страны пополнили ряды вымирающих старперов свеженькими, с иголочки, «афганцами», «прошедшими чечню» и прочей благоухающей героическим боевым прошлым гопотой.

Почему я называю их так пренебрежительно – гопотой? Ну, потому что они, собственно, представляют из себя поколение цветущей гопоты, массово мочившей друг-друга на стрелках, а в остальное время хававшей в три горла ошметки убитой страны. Мое старшее поколение – выросшее из комсомольцев-фарцовщиков в горбачевских рэкетиров, а потом ельцинских «коррумпированных силовиков» и, под пенсию, в толстопузых путинских «героев россии».

Потому что та часть поеботины из числа моих «старших товарищей», что поумнее, занялась бизнесом прямо в тылу. А другая возила из Афгана трусы «неделька», дурман-траву и типа-японские магнитолы. Как бабахнуло в Азебрайджане – принявшие ранее присягу защитнички родины понеслись туда наперегонки заниматься наемнической работенкой и избиением мирного населения. А там и Приднестровье подоспело, и прочее горяченькое – одно за другим.

Есть такое смешное поверие, что испытания, мол, закаляют. Выжигают фальшь и глупость, оставляя светозарную храбрость и мудрость.

Более глупую, инфантильную идейку трудно себе представить.

Ну то-есть, если взять дурака и бабахнуть ему в пузо из автомата, а потом вылечить – он от этого типа интегралы в уме станет щелкать? Воровать перестанет? Блядовать на стороне? Водку жрать откажется? А вот если глухой на мину наступит, у него вдруг музыкальный слух прорежется?

Не смешите мои тапочки.

Единственная разница между боевой и небоевой обстановкой – масштаб бардака и беззакония.

Когда бардака и беззакония много, откровенно глупые и откровенно храбрые быстро становятся трупами. Крысы ныкаются в тылу, подонки предают, ворье мародерствует, садисты издеваются над пленными и безоружными, прочие выживают по мере сил и тупого везения.

Только и всего.

Никакой тебе, понимаешь, школы жизни и просветления через страдания.

Чем дольше длится вакханалия беззакония и бардака, тем ярче проявляют себя те, кого в невоенных условиях сдерживает страх перед законом и мнением общества. Но в остальном, никаких чудес.

Поэтому что в Афганистане, что в Чечне, что на фронтах Великой Отечественной, кто-то воевал, кто-то отвоевывался, кто-то гадил, кто-то трусил. Как и в любом конфликте, победила более жесткая организация более крупной массы голов. Извините, побасенки о мастерах стратегии, элегантно побивающих превосходящие толпы врагов строго за счет почерпнутого из книжек мастерства, они для неизлечимо страдающих комплексом неполноценности задротов – любителей военной истории.

А в остальном, как и всегда – скоту нужны стойло, огороженные загоны и пастух с кнутом. Ну и сено, чтоб с голоду не сдохли раньше времени. Кто сумеет построить хорошие загоны и погонит массы скота с наибольшей эффективностью, тот противника и затопчет. Сможет повторить успех столько раз, сколько надо – вообще  войну выиграет.

Ну а потом, конечно, выжившие бараны будут рады поведать миру о том, как они страху натерпелись, или как ловко врага замочили, или как втихую чужое сено сожрали, или как вообще умудрились поныкаться в углу стойла и пересидеть месилово – чтобы потом отожраться на правах победителя, трясти юбилейными медальками и получать спецпаек.

Вселенской мудрости и знания жизни в их словах будет… ну, вы поняли, сколько. Хотя про вонь, рев и грохот порассказать смогут – если кому интересен подобный репортаж с элементами ненаучной фантастики. Под старость к делу подключается маразм и растущее с годами нежелание признавать себя расходным материалом – от чего распухает вылепленный кривыми ручками пропагандонов ореол святости над седой главой переживальца.

А ветераны помоложе мочат друг-друга за возможность крышевать ларьки и нефтяные компании.

Это все на самом деле очень печально, конечно – потому что за изъятием брехни о славном прошлом молодому баронету совершенно неоткуда будет брать примеры для укрепления воинского духа и любви к родине – но что делать? Разве что плюнуть на правду жизни и погрузиться в чтение мемуаров, а там и свои шишки набьются, как время придет…


Aug 3 2013

El Frankenstein Sucialista

Mirando al desarrollo de feudalismo moderno en Argentina, se me ocurrió ubicarlo dentro del contexto de globalización oligárquica, que gobierne a todo el planeta en esos tiempos.

Antes de todo, aclaro – lo que cualifico como “sucialismo” es nada más que un populismo trotskista, cubriendo el proceso de eliminación de clase media, y resultando en conversión de “elite” estatal en una clase de nobleza establecida. Parte fundamental de ese proceso es degradación y criminalización del pueblo empobrecido.

Me parece que el viejo Kirchner, siendo buen táctico, no entendía las consecuencias de lo que armaba en su país a largo plazo. Concentrado en la riqueza personal de su amigos y familiares, respondiendo a la demanda de oligarcas locales que lo pusieron a cargo, solo quiso crear una estructura gubernamental basada en la clase baja, en lugar de clase media.

Economía argentina, frágil e inconsistente, fue más o menos reparada por Lavagna tras una catástrofe del principio de siglo – pero después de este éxito, el genio fue empujado fuera del poder, y el gobierno arranco sacando frutos de su trabajo inmediatamente, sabiendo muy bien que abandonados se pudren rápido en la zona.

Desafortunadamente “el tuerto” se murió temprano, y “la vieja” no pudo controlar e integrar intereses de agrupaciones oligarcas y militantes, que clavaron sus dientes en lo poco que alcanzo recuperar el país. Participantes del proyecto K empezaron a pelear entre sí, mientras que ella, viviendo en su propio mundo delirante, pretendía seguir el plan inicial – que aparentemente no pudo ni entender, menos controlar.

Una buena ilustración de lo desorganizado que sea la herencia de Kirchner es el asunto de dólar.

Después del “default” (que es una forma políticamente correcta a declararse bancarrota), el país no pudo prestar más – en dólares – aunque tenían que pagar la deuda previa – también en dólares. Entonces el gobierno se encontró en una situación cuando tuviesen que buscar divisas para pagar la deuda, que todo el país estaba generando durante los años 80-90.

Los que más dólares tenían fueron los que gobernaban, claro, pero ni pensaban a pagar de su propio bolsillo – en lugar de eso, metieron la mano en el bolsillo del pueblo. Con una estructura draconiana de leyes y restricciones, en pocos años lograron sacar casi toda la “sangre verde” de la población general.

Aunque los granjeros, siendo una mano fuerte de Monsanto, mostraron al gobierno un dedo y, pese a algunas complicaciones con la importación, aparentemente lograron quedarse con su guita extranjera.

Y a los villeros ni les importaba la moneda, mientras que la pudiesen cobrar por un robo, o como planes sociales. Mucha relación con el exterior no tenían igual…

Entonces se quedó la clase media para pagar el monto mayor – y ellos perdieron prácticamente todos sus billetes ahorrados, salvo lo que lograron invertir en bienes locales. Que no era un gran alivio, ya que no quedo forma de venderlos fuera del mercado local, ahora bien cagado.

El problema es, los dólares conseguidos por el gobierno K fueron repartidos por los bolsillos de “elite” de manera inmediata – mientras que las deudas persistieron. Destrucción del Peso argentino se demostraba en la diferencia entre el curso oficial y el de mercado negro. Esos, se oscilaban tras movimientos internos de las partes de estructura gubernamental – cada uno con su propio interés comercial.

La respuesta fue clásica. Devaluando la moneda nacional, bancarios e industrialistas, granjeros y unionistas, competían tirando las sabanas por su lado, hasta que no les quedo mucho para tirar. Se acabaron los dólares, ahora alguien que no llego arriba tuvo que caer, siguiendo los restos de la clase media, que ya degradaron bien debajo de su nivel en la época menemista.

La sociedad argentina empobreció gravemente.

Que era natural.

El feudalismo moderno mantiene la mayoría de población degenerada hasta el nivel prácticamente animal, existiendo barato, y votando a la nobleza por el permiso de asalto, robo y hurto impune. Los que se quedaban en el medio, tendrían una opción de fugarse, degenerar hacía el nivel bajo comun, o – para algunos que tuviesen suerte – llegar a ser sirvientes de la nueva nobleza.

Y como un ejército a cual no queda nadie salvo los soldados y un grupito de generales, no sirve para nada en combate, un país sin la clase media se convierte en otro “bantustan”, o “failed state”. Con sus desgraciadamente ricos quemando plata en “primer mundo”, y desgraciadamente pobres existiendo de manera totalmente física, mientras emigrantes de los bantustanes más pobres todavía, reemplazen la “fuerza laboral” cual locales no quieren, y a veces ya ni pueden proveer.

Destrucción de la clase media no elimina la jerarquía social, pero la degrada hasta el nivel más primitivo, inflexible e ineficiente, en el mejor caso capaz de producir cantidad, no calidad. A eso se suma un tremendo nivel criminal, inescapable ya que la mayoría de la sociedad consiste de vagos e inútiles, acostumbrados de cobrar sin hacer y robar si lo quieren. Miren a Libia, Somalí, Congo, o cualquier otro país Africano para tener un ejemplo de este modelo.

América Latina no tiene mucha importancia al EEUU tras la caída de la Unión Soviética y falta de recursos própios, entonces mientras la oligarquía internacional se concentra en la zona asiática, la “africanización” del mundo Latino está permitida y aprobada. Una confirmación final sería instalación de las bases aéreas con “drones”, como lo hacen en África. Países fallidos, sin defensa aérea, son monitoreados por esas máquinas de manera bien barata, y cualquier atentado en contra el nuevo orden mundial se elimina fácilmente de forma remota. Como dijo aquel principito Ingles, es fácil – prácticamente como jugar al PlayStation.

Me da pena ver que al país con cual tengo relaciones personales muy particulares, y cual tenía una chance histórica de llegar más allá mientras sus ex dueños miraban por otro lado, se cayó en el hueco. De ahí, no hay salida rápida. “Elites” es la boca y el culo de la sociedad. La gente primitiva es su carne, policía y ejercito, el hueso. Pero se necesitan el cerebro, los nervios, y buen corazón para que el cuerpo sepa algo mas que caminar, asustando.


Jul 16 2013

Право судить

Как-то попалась на глаза мысль, что истинная катастрофа Советского Союза случилась не в экономическом или политическом плане, а именно в моральном. Что поколения людей, построивших, отстоявших и заново отстроивших страну, не смогли передать своим детям ни любви к результату своих трудов, ни желания сберечь его, ни хотя бы объяснить им, в чем чисто физическая выгода имнно такого вот государственного устройства – для них же самих, обычных людей.

В результате получилось так, что существовавшее развалилось прямо в руках, а нового вектора не нашлось. Пустоту заняли простейшие, шкурные интересы – и понеслась… вакханалия дегенератов и ошалевшей от безнаказанности воровской мрази.

Сравнивая, у западников этого не случилось. Несмотря на то, что ситуация в Америках сейчас более чем аховая. Европа вообще превращается в черт знает что, всерьез рассуждая о разрешении эвтаназии для подростков и яростно подставляя задницу сомалийцам с турками – но при этом сомнений в правильности своего мировоззрения, или неприятия своей истории у людей нет. От слова вообще. Они правы, и все тут. Хоть в Вандее, хоть в Новом Орлеане. По большому счету всегда правы, даже если и ошибались иногда.

Это, конечно, приятно удивляет. Внутренняя сила общества, на животном уровне сознающего свою правоту. Что вместо традиционного русского самокопания с целью вытащить на свет как можно больше гадостей о себе, своих и своем – западники тупо гордятся собой и сознают свое превосходство и право судить, равнодушно отбрасывая все, что мешает этому.

Как, например, когда на местных форумах всплывает какой-нибудь фрик с нытьем о том, как бледнолицые жестоко нагнули индейцев – и в ответ парочка-другая индейцев начинает привычно хныкать о том, как их жестоко нагнули бледнолицые – основная масса всегда (всегда!) уверенно выдает на-гора классическое “it’s all in the past, stop whining and get over it already.”

А нам врожденная достоевщина все не дает очухаться. Говорим о своих предках, при этом обязательно отмечая “ради исторической справедливости” что-то такое, что выставит их неполноценными уродами, вторым сортом, с дурацкими идеями и отвратительной манерой воплощать их в жизнь совершенно нецивилизованными способами.

Вот только как вырасти из этого, не потеряв лица – хрен его знает. Но если не вырасти, наглые и уверенные в себе так и будут нагибать и облапошивать шибко совестливых. Им как раз ничего менять в себе для этого не надо.